О Фонде | Материалы и публикации о безопасности | Мероприятия | СМИ о Фонде | Отчёты | Контакты
23 февраля 2021
23 декабря 2020
20 ноября 2020
24 сентября 2020
17 сентября 2020
10 октября 2019
10 октября 2019
10 октября 2019
9 октября 2019
9 октября 2019
Материалы и публикации о безопасности
Внешние угрозы безопасности белогвардейским государственным образованиям и деятельность разведки по их нейтрализации в годы Гражданской войны в России
Кандидат исторических наук
  Рассматривая результаты распада двух мировых держав – Российской империи и Советского Союза – находим общие черты во внешних угрозах. В том и другом случае произошло изменение геополитической обстановки в мире. Как в годы Гражданской войны, так и на пороге ХХ –XXI вв. имело место целенаправленное, сознательное вмешательство ведущих иностранных государств во внутренние дела нашей страны: ими предпринимались попытки к дальнейшему ее расчленению, ослаблению политического, экономического и военного потенциала. Обращает на себя внимание и сходство в реакции на внешние угрозы со стороны белогвардейских государственных образований и Российской Федерации (1990-х гг.), правительства которых считали страны Запада своими союзниками, помощниками в разрешении внутренних кризисных ситуаций. Такая политика обернулась для белых режимов уходом с исторической сцены. Современная Россия, на взгляд автора, должна извлечь для себя соответствующие уроки из прошлого.
  Итак, ведя войну против большевиков, лидеры Белого движения сделали ставку на помощь интервентов. Стремясь к выполнению обязательств по разгрому Германии, принятых царским правительством перед Антантой еще в годы Первой мировой войны, белогвардейцы ожидали аналогичного шага со стороны западных стран в деле восстановления в России законного, с их точки зрения, порядка и ее территориальной целостности. Содействие со стороны держав Согласия им было обещано.
  Предоставленная союзниками экономическая и военная помощь не являлась бескорыстной. Адмирал А.И. Колчак для закупок оружия, боеприпасов и обмундирования использовал золотой запас, депонировав его в зарубежных банках. Генерал А.И. Деникин рассчитывался сырьевыми запасами в ущерб населению и промышленности. Вместе поставки и закупки обеспечили белогвардейские армии всем необходимым лишь наполовину1.
  За оказание помощи Антанта требовала признания независимости национальных государств (Финляндии, Польши, республик Прибалтики и Закавказья), созыва Учредительного собрания и т.д. Однако несмотря оказываемое давление, белогвардейские лидеры отказывались идти на уступки, что осложняло взаимоотношения между военно-политическим руководством белых армий и интервентами и привело антибольшевистские правительства к международной изоляции.
  Оказавшись в сложной военно-политической ситуации, белогвардейцы внимательно следили за событиями на международной арене. К решению этой задачи привлекались, созданное в начале 1919 г. военное представительство русских армий при союзных правительствах и союзном верховном командовании (далее – военного представительство), а также  восстановленные после годичной консервации военные агентуры за рубежом: в Англии, Бельгии, Германии, Дании, Италии, Норвегии, Нидерландах, Польше, Швеции, Чехословакии, Китае, США, Японии и других странах2.Проанализировав информацию из различных источников, разведчики докладывали высшему военно-политическому руководству Вооруженных сил на Юге России (ВСЮР), что союзники в своей внешней политике в первую очередь руководствовались экономическими интересами. «В Англии, как и во Франции, придерживаются того мнения, что вывести страну из финансовых затруднений и восстановить нарушенное в экономической ее жизни равновесие может лишь усиленное развитие экспорта, - констатирует в военно-политической сводке начальник отдела генерал-квартирмейстера (разведка. – Прим. авт.) военного представительства полковник Щербачев 10 декабря 1919 г. – Для этого же Англия должна, во-первых, обладать обширными рынками сбыта, а во-вторых - дешевым сырьем, которое позволило бы ей конкурировать с Германией, где промышленность лучше организована… К этому и направляется вся английская политика, независимо от того желают ли сторонники признать большевиков или не желают3. В отличие от Великобритании, Франция стремилась к воссозданию России как единого должника, способного возвратить ей долги.
  В начале 1920 г. для Антанты стало очевидным, что белогвардейцы не пользуются поддержкой среди широких слоев населения и поэтому не способны свергнуть советскую власть. Помогать им материально – значит выбросить деньги на ветер. Им был нужен партнер, с помощью которого можно вывести страны из социально-экономического кризиса путем экспорта товаров и импорта сырья. Таковым являлась Россия. Не важно какая: красная или белая, в противном случае над Европой нависала угроза сырьевой и финансовой зависимости от США.
  А.И. Деникин все же надеялся, что союзники не пойдут на контакт с большевиками. В пользу такого варианта развития событий явилось принятое в январе 1920 г. Верховным советом Антанты решение о снятии блокады и возобновлении торговли с «населением России», исключавшее признание советского правительства. По линии разведки приходили сведения, что военный министр У. Черчилль, находясь в оппозиции к премьеру Д. Ллойд Джорджу, выступает за оказание дальнейшей помощи Белому движению на Юге России4.  Однако британское правительство, стремясь захватить в свои руки торговлю с РСФСР, все же пошло на переговоры с ленинским правительством, которые начались в Лондоне в мае 1920 г. В июне белогвардейская спецслужба сообщала, что Великобритания, преследовала, прежде всего, экономические выгоды, которые можно было извлечь из торговых отношений с Советской Россие5.
  Вскоре Лондон отказался от открытой поддержки Русской армии, в успех которой уже никто не верил, и сделал главную ставку на восстановление торговли с Советской Россией. В тоже время британское оккупационное командование в Турции, в соответствии с директивой военного министра У. Черчилля, содействовало продаже в Крым военных грузов, которые по количеству явно уступали поставкам, осуществлявшимся ранее для ВСЮР. 
  В начале августа 1920 г., когда Красная армия наступала на Варшаву, Франция под угрозой распространения большевизма попыталась подтолкнуть П.Н. Врангеля на помощь полякам и де-юре признала правительство Юга России. Но только в октябре французы согласились отпустить Русской армии военного снаряжения на сумму 100 млн. франков, что составляло лишь 10% от запрошенного П.Н. Врангелем, остальные 90% они соглашались поставить лишь за немедленную уплату валютой6.
  Участвовавшие в Гражданской войне государства в первую очередь преследовали свои интересы в России и соперничали между собой за сферы влияния в Сибири и на Дальнем Востоке, что не являлось секретом для адмирала А.В. Колчака и его правительства. В этот период белогвардейская разведка добыла сведения о том, что США, ведя борьбу с Японией на Дальнем Востоке за сферы влияния, натравливают Китай, как против Японии, так и против колчаковского режима. По мнению аналитиков белогвардейской разведки, Америка с ее тенденциями мирового владычества наиболее опасна для России из всех помогавших Белому движению государств. В связи с этим сотрудник разведотдела Главного штаба капитан Симонов предлагал «очень осторожно относиться к Америке», удалив «все лишнее с нашей территории», прежде всего Христианский союз молодых людей7.
  Предугадывая устремления США, белогвардейский разведчик капитан Титов считал нужным пойти на некоторые уступки концессионного характера Японии, а также восстановить старые договоры с Китаем и Монголией. В сводке содержится рекомендация правительству А.В. Колчака сохранить в целости прежние договора и использовать «недобродетельное» отношение Китая к Японии «в нашу» пользу8.
  По мнению автора, донесения разведки вряд ли могли повлиять на внешнюю политику Верховного правителя. Как известно адмирал А.В. Колчак не скрывал своей антипатии к Японии, а министр иностранных дел И.И. Сукин демонстративно проводил политику сближения с США. «Сближение с Японией могло изменить всю стратегическую ситуацию в пользу Омска, - считает исследователь Г.А. Трукан. - Вместо постоянной угрозы в тылу Колчака была бы прочная стена японских штыков… Но этот шанс не был использован Колчаком по принципиальным соображениям, считавшим Японию врагом России»9.
  Неудачи колчаковцев на Восточном фронте возымели сильное влияние на дальнейшую политику в отношении русского вопроса. Антанте и другим интервентам стало ясно, что поддержка антибольшевистских режимов бесперспективна.
  По мнению автора, одной из причин поражения белогвардейцев являлась ошибка в выборе стратегического союзника. Вместо того, чтобы опереться на широкие слои населения, бывшие царские генералы понадеялись на помощь иностранных государств, которые в Гражданской войне в первую очередь преследовали свои интересы. Об этом следует помнить и высшему политическому руководству современной России. 

1 - Карпенко С. В. Гражданская война в России 1917-1922 гг.//История России (Гражданская война в России, 1917–1922). М., 2004. С. 49–50.

2 - Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. р-5936. Оп. 1. Д. 48. Л. 1.

3 - ГАРФ. Ф. р-5936. Оп.1.Д.316. Л. 98.

4 - ГАРФ. Ф. р-5936. Оп. 1. Д. 316. Л. 43.

5 - ГАРФ. Ф. р-5936. Оп. 1. Д. 313. Л.193.

6 - Карпенко С. В. Указ. соч. С. 66.

7 - РГВА. Ф. 39507. Оп. 1. Д. 50. Л. 10 об.

8 - РГВА. Ф. 30507. Оп. 1. Д. 50. Л. 8 об.–12.

9 - Трукан Г.А. Антибольшевистские правительства России. М., 2000. С. 98.

Военный университет Министерства обороны РФ
105064, Москва, а/я 360 Телефон: (495) 662-67-67 / Факс:(495) 662-67-68
E-mail: info@naukaxxi.ru