О Фонде | Научно-исследовательская деятельность | Проект "Армия и общество" | Издательская деятельность | Мероприятия | СМИ о Фонде | Контакты
19 октября 2017
4 октября 2017
27 сентября 2017
31 июля 2017
28 июня 2017
21 октября 2017
21 октября 2017
20 октября 2017
20 октября 2017
20 октября 2017
Материалы и публикации о безопасности
Закавказье. Грозовые годы
Опубликована глава из книги Первого вице-президента Фонда "Наука-XXI" В.Н.Бусловского "О времени, о службе, о судьбе" в № 7 от 2010 года


ГЛАВА VIII. Закавказье. Грозовые годы.


Закавказье. Слабым здесь трудно.
Сильным еще труднее. Но здесь им
не надо гнаться «за всеобщим уважением».
Оно к ним приходит само по себе,
если ты его заслужил.

Газета Закавказского военного округа «Ленинское знамя», 1992 год.

   В конце декабря 1989 года я прибыл в столицу солнечного Азербайджана – город-красавец Баку. После Прибалтики и Германии город поражал спецификой восточного дизайна, особенностями местного колорита. И даже сорокаградусная жара в совокупности с сильным ветром, иногда с песком не снижали приятных впечатлений от этого большого, красивого и интернационального города.
  С Баку связаны лучшие воспоминания его земляков: партийного и советского деятеля Николая Байбакова, председателя Конституционного суда РФ Марата Баглая, музыканта Мстислава Ростроповича, режиссера Юлия Гусмана, кинокритика Виталия Вульфа, артиста Эммануила Виторгана, певца Муслима Магомаева, певицы Ирины Аллегровой и многих других известных людей. И все они, отмечая интернационализм и радушие жителей этого города, гордо называли себя «бакинцами». По отзывам советских людей в СССР было два наиболее интернациональных города: Баку и Одесса.
  4 Общевойсковая Краснознаменная армия была сформирована 18-20 июля 1941 года в Москве. Принимала участие в боевых действиях на Можайской линии обороны, в наступательных действиях в районе городе Старая Русса, а затем в разгроме Демяновской группировки противника. 15 января 1944 года вошла в Северный Иран. После окончания войны, с 1946 года по 1992 год, была размещена на территории Азербайджанской ССР.
   Должность первого заместителя начальника политотдела 4 общевойсковой Краснознаменной армии я принял у полковника Аркадия Аркадьевича Науменко, назначенного на новую более высокую должность - заместителя начальника политуправления Киевского военного округа. Ранее, в должности первого заместителя начальника политотдела 4 армии служили такие, в будущем, известные политработники, как генерал-полковник В.А.Силаков, генерал-лейтенант Н.Д.Шевкун и некоторые другие.
   Командующим 4 армии являлся генерал-лейтенант Владимир Сергеевич Соколов - сын маршала Советского Союза Сергея Леонидовича Соколова. Он был назначен на эту должность с должности начальника штаба 40 армии в Афганистане после ее вывода в Союз.
   Владимир Сергеевич Соколов родился 21 января 1947 года. Закончил три военных академии: имени А.Ф.Можайского, Бронетанковых войск и Генерального штаба. Прошел все основные должности в войсках. Был командиром полка, мотострелковой дивизии, первым заместителем командующего армией в Группе Советских войск в Германии, командующим армией в ЗакВО. В последующем, после Закавказья – начальником штаба Ленинградского военного округа, первым заместителем Главного военного инспектора. Завершил свою службу в Гостехкомиссии при Президенте РФ, в звании генерал-полковника.
   Владимир Сергеевич командовал армией спокойно, выдержанно, проявляя хладнокровие в самых экстремальных ситуациях, даже когда пошло резкое ухудшение ситуации в республике. Он позволял нам экспериментировать в партполитработе, сильно не давил.
   Ранее армией командовали такие известные военачальники, как Маршал Советского Союза Дмитрий Тимофеевич Язов, генералы армии Исса Александрович Плиев, Иван Моисеевич Третьяк, Виктор Николаевич Самсонов, генерал-полковник Александр Васильевич Ковтунов и многие другие.
   Заместителями командующего армии в этот период были генерал-майоры А.Коломийцев, Н.Попов, В.Герасименко, Ю.Еремеев, А.Череващенко, полковники В.Ильиных, Н.Бутенко и некоторые другие.
   Много толковых руководителей было и среди начальников родов войск, служб армии. Хорошие отношения сложились у меня с А.Антоновым, В.Пичугиным, Ю.Ревягиным, В.Каритичем, В.Ищуком, А.Черноусенко, В.Лабутовым, Ю.Барановым, Р.Галиуловым, Н.Грицаем, В.Подустовым, В.Филяниным и некоторыми другими.
   В Бакинском гарнизоне в должности начальника Управления инженерных работ Главного управления спецстроя МО РФ в период с 1988 по 1991 год служил майор, чуть позднее подполковник Анатолий Владимирович Гребенюк, в будущем заместитель Министра обороны РФ по строительству и расквартированию, генерал армии.
   В 1991-1992 годах командиром 22 мотострелкового полка 60 гвардейской мотострелковой дивизии нашей армии являлся подполковник Владимир Валентинович Чиркин. В настоящее время – командующий войсками Сибирского военного округа.
Членом Военного Совета – начальником политотдела армии был генерал-майор Николай Федорович Зубков - человек опытный, спокойный, порядочный. Он хорошо помог мне в первичном становлении на должности.
   До него главными политработниками армии были замечательные руководители генерал-майоры Л.А.Виноградов, А.С.Гудков, М.А.Тетерин, А.М.Оверчук, Г.А.Короленко и некоторые другие.
В политотделе армии также работало много толковых и опытных аппаратчиков. Среди них: Сергей Тимофеевич Мерзляков, Петр Дмитриевич Канивец, Александр Николаевич Костанда, Николай Дмитриевич Забавников, Александр Николаевич Манаенко, Игорь Иванович Шабалин, Иван Николаевич Стригунков, Олег Иванович Попов и многие другие.
   Здесь же я встретил своего предшественника на должности начальника политотдела 57 мотострелковой дивизии в ГСВГ полковника Александра Ивановича Медведева. Я был рад встрече с Александром Ивановичем так же, как и с Николаем Дмитриевичем Забавниковым – сослуживцем по Прибалтике. Все же знакомые люди на новом месте. Кстати, этой «тройкой» мы хорошо дружили все годы службы в Закавказье, да и теперь поддерживаем  добрые семейные связи.
   В состав армии входили четыре дивизии: 295 мсд (г.Баку), командир – генерал-майор Ю.Н.Антонов, начальник политотдела подполковник С.В.Устьянов, 23 гв. мсд (г.Гянджа), командиры: генерал-майоры С.Н.Коробко, затем А.П.Будейкин, начальник политотдела полковник В.Р.Салимуллин, 60 гв. мсд (г.Ленкорань), командир – генерал-майор В.К.Муратов, начальник политотдела подполковник В.Н.Богук, 75 мсд (г.Нахичевань), командиры: генерал-майор Л.Я.Рохлин, затем полковник Р.В.Слабошевич, начальник политотдела полковник П.И.Бережной. 75 мсд, впоследствии, как и 135 мотострелковый полк 295 мсд в Баку были переданы в распоряжение погранвойск КГБ СССР для защиты советско-иранской границы.
   Территориальный разброс соединений армии был большой, а время было уже тревожное, поэтому переезды в соединения армии требовали особого внимания с точки зрения защиты и охраны.
   Классического вступления в должность у меня не получилось, так как через месяц начались известные «бакинские события» (19-21 января 1990 года). О них стоить рассказать подробнее. После объявления армянскими националистами 15 февраля 1988 года Нагорного Карабаха суверенной республикой и выдворения азербайджанцев с исконных мест проживания в Армении и Карабахе (численность азербайджанских беженцев составила к концу 1990 года более 160 тыс. человек), в столице Азербайджана и других городах началась ответная «травля» армянских семей и семей со смешанными браками.
   Повсеместно в Азербайджане, особенно по инициативе так называемых «еразов» (ереванских азербайджанцев), шла волна протеста против руководства республики. Им вменялись нерешительность и бездействие в разрешении армяно-азербайджанского конфликта. Полным ходом шли призывы к свержению политического руководства республики. Особенно резко обострилась обстановка в конце февраля - начале марта 1988 года в г.Сумгаите. Начались погромы и убийства армян, захват их квартир. Для наведения конституционного порядка в Сумгаите руководством Вооруженных Сил были срочно направлены: прямо с учений по высадке десанта с десантных кораблей Каспийской флотилии развернутый 135 мотострелковый полк 295 мотострелковой дивизии 4 армии (командир полка подполковник Н.А.Золотой), части воздушно-десантных, внутренних войск, курсанты Каспийского высшего военно-морского училища, а также милицейские подразделения из Новосибирска, Иркутска и других городов. Они выполняли там так называемые «специальные задачи». Общими усилиями в течение 7 месяцев обстановку в регионе удалось стабилизировать. Выполнив боевую задачу по наведению конституционного порядка, 18 октября 1989 года Ил-76 с 8 парашютно-десантной ротой 217 парашютно-десантного полка 98 воздушно-десантной дивизии (г.Болград) потерпел катастрофу и упал в море недалеко от города Баку. Погибли все члены экипажа и 48 десантников.
   Главными зачинщиками народных волнений со стороны Азербайджана являлись представители Народного фронта, особенно так называемого «Совета Национальной обороны»: Абульфаз Алиев, Этибар Мамедов, Неймат Панахов, Иса Камбаров, Рагим Казиев, Халык Гаджиев и другие. Это воинствующее крыло Народного фронта делало все для того, чтобы убрать существующие органы государственной власти, вовлечь в противоправные действия народные массы. Для этого создавались боевые единицы: тысячи, сотни, десятки. Возглавляли их, как правило, бывшие военнослужащие, особенно «афганцы». Так, в Баку было создана 51 сотня. Из расчета: одна сотня на квартал, группу улиц. Военнослужащие и другие «силовики»  подвергались гонению, так как они стояли на защите закона.
   Полным ходом шел захват оружия и техники. К примеру, на железнодорожной станции «Зазалы» бандитами было захвачено 4 танка Т-55, два БМП, один БТР, один БРДМ, один Урал-375.
   Под городом Гянджа колонна артиллерийского полка 104 воздушно-десантной дивизии (г.Шамхор) из 4 машин с боеприпасами была остановлена бандитами, при этом были расстреляны офицер и солдат-водитель. Подоспевшими силами боевики были убиты или рассеяны, а боеприпасы спасены.
   Под призывы экстремистов начались массовые побеги солдат-азербайджанцев из воинских частей по всему Советскому Союзу. В 4 армии каждый третий воин был азербайджанцем и это существенно влияло на боевую готовность частей.
На границе с Ираном бандитами были разгромлены пограничные сооружения на участке 170 км. Было уничтожено 250 км электро-сигнализационных систем, 235 км воздушных линий связи, около 300 км кабельных линий, сожжено 30 наблюдательных вышек.
   В Джалилабаде националистами были свержены конституционные органы Советской власти. Ранено 123 человека, в том числе 73 милиционера, украдено 15 автоматов.
   На рейде Бакинской бухты судами «Каспморнефтефлота» были блокированы 50 судов.
Дело дошло до того, что 19 января 1990 года Президиум Верховного Совета Нахичеванской АССР (Родины Гейдара Алиева) издал Указ о выходе из состава СССР.
   Особо сложная обстановка сложилась в столице республики. Верхушка Народного фронта активно призывала к уничтожению армян. 13-15 января 1990 года в Баку начались массовые погромы квартир, убийства армян и членов смешанных азербайджано-армянских семей. По состоянию на 17 января 1990 года из республики было эвакуировано более 3 тысяч армян, более одной тысячи квартир армян были самовольно захвачены.
    Армия, как всегда, стала защитницей простого народа от произвола. То и дело мы направляли военнослужащих, особенно «спецназовцев», для защиты армян от уничтожения. Многие семьи мы приютили у себя в частях, в частности, в музее боевой славы и других помещениях 295 мотострелковой трижды орденоносной Херсонской дивизии, дислоцированной в Баку. Именно части этой дивизии станут чуть позже главной ареной, так называемых, «бакинских событий».
   По приказу Министра обороны СССР для усиления 295 мотострелковой дивизии, а она была по тому времени «сокращенной», воздухом прибыли отмобилизованные подразделения из числа военнослужащих запаса Северо-Кавказского военного округа или, как их называли в народе, «партизан». В основном, это были казаки из Ростовской области, Ставропольского и Краснодарского краев. Всех их призывали по тревоге, переодевали в военную форму, вручали оружие и сажали в самолеты. О боевой задаче они узнавали уже в воздухе. «Партизаны» рьяно готовились к наведению конституционного порядка в республике.
   С 12 по 19 января 1990 года для усиления существующей войсковой группировки на аэродромы «Кала» и «Насосный» приземлились воины-десантники 76 (Псковской) и 106 (Тульской) воздушно-десантных дивизий, командиры: генерал-майоры В.С.Халилов и А.И.Лебедь, а также 38, 56 воздушно-десантных бригад, 217 парашютного полка. Всего, кроме частей, постоянно дислоцирующихся в регионе, дополнительно прибыло около 20 тысяч воинов-десантников и 20 тысяч бойцов Внутренних войск МВД СССР.
    19 января Народный фронт незаконно ввел в Баку чрезвычайное положение. Были захвачены государственные и местные органы власти, телеграф, почта, телевидение. Особое внимание Народный фронт уделял пикетированию государственных объектов, входов и выходов из города, блокаде воинских частей. Из 60 воинских частей, дислоцирующихся в Бакинском гарнизоне, было блокировано 34. Усилились нападения на отдельных военнослужащих, захват техники, квартир. Так, накануне этих событий было самовольно захвачено 105 квартир военнослужащих, 7 квартир разграблено и 7 сожжено. Полностью уничтожены две крыши домов офицерского состава. Кульминацией стал момент, когда азербайджанские экстремисты по всему периметру военного городка блокировали части 295 дивизии, дислоцированные в «Сальянских казармах». Перед основными и тыловыми воротами дивизии находились «бензовозы» и «газовозы» с опущенными шлангами, чуть что и экстремисты были готовы поджечь эту и другую технику, то есть сделать сплошной огненный щит защиты от внешнего мира. Нельзя было выехать транспорту, подвести продовольствие, эвакуировать больных, не говоря уже о плановых занятиях по боевой подготовке.
   Командующий армией генерал-лейтенант В.С.Соколов провел встречу с Этибаром Мамедовым – главным экстремистом народного фронта и потребовал деблокировать военный городок. Зарвавшийся националист ответил отказом.
19 января 1990 г. в 11.00 член военного Совета (ЧВС) – начальник политотдела 4 армии генерал-майор Н.Ф.Зубков выступил на митинге перед разъяренной толпой, блокирующей части дивизии и также потребовал освободить людей из плена экстремистов. Толпа осталась глуха к требованиям политического руководителя армии.
    В связи со сложной обстановкой в Баку срочно прилетели секретарь ЦК КПСС А.Н.Гуренко, член Президентского Совета Е.М.Примаков, Министр обороны СССР маршал Советского Союза Д.Т.Язов, Заместитель министра обороны СССР генерал-полковник В.А.Ачалов, Главнокомандующий Сухопутными войсками генерал армии В.И.Варенников, первый заместитель Председателя КГБ СССР генерал армии Ф.Д.Бобков, ряд других высокопоставленных начальников.
   После недолгих консультаций с руководством республики А.Везировым и В.Поляничко, было принято совместное решение, а вскоре 19 января 1990 г. был подписан и объявлен указ Президиума Верховного Совета СССР о введении в г.Баку чрезвычайного положения, в том числе, с 22.00 20 января 1990 года - комендантского часа. Личный состав воинских частей был переведен на казарменное положение. Военным комендантом Баку был назначен генерал-лейтенант внутренних войск В.С. Дубиняк. Кстати, комендантом одного из районов города был подполковник Сергей Вадимович Степашин, в то время преподаватель Ленинградского высшего военно-политического училища МВД, в будущем министр ФСБ, МВД, юстиции, а ныне председатель Счетной палаты Российской Федерации.
   В непосредственной разблокировке «Сальянских казарм» вместе с Главкомом Сухопутных войск принимал участие начальник Главного управления боевой подготовки Сухопутных войск генерал-полковник А.А.Демидов.
    Главную организаторскую работу по подготовке разблокирования военного городка вели командир 295 мсд генерал-майор Ю.Н.Антонов, его первый заместитель полковник Н.А.Золотой (впоследствии генерал-лейтенант, заместитель начальника Главного оперативного управления ГШ ВС РФ), начальник штаба дивизии полковник Н.Н.Рыбальченко и начальник политотдела дивизии подполковник С.В.Устьянов.
    От политотдела армии в «Сальянские казармы», или как их называли по-другому, в военный городок «Красный Восток», для проведения политической работы по его деблокации Николай Федорович Зубков направил меня. Помогать мне, как всегда, вызвались «комсомольцы-добровольцы»: помощник по комсомолу армии капитан Андрей Белоусов и старший инструктор отделения комсомольской работы старший лейтенант Владимир Данилов. Кстати, 19 декабря 2007 года, встретившись с Николаем Федоровичем Зубковым через семнадцать лет разлуки на встрече бывших начальников высших военно-политических училищ, посвященной 40-летию их образования (Николай Федорович в 1981-1985 годах был начальником Новосибирского высшего военно-политического училища), мы обнялись с ним и предались воспоминаниям. В конце беседы мой бывший ЧВС тактично сказал: «Извини меня, Виктор Николаевич, за то, что я тебя посылал тогда на верную смерть». На что я, естественно, ответил моему бывшему шефу: «Ну, что Вы, Николай Федорович, служба есть служба»».
    Главкомат Сухопутных войск совместно с командованием армии разработал хороший план операции по деблокированию военного городка 295 мотострелковой дивизии. Экстремисты ждали основного прорыва через центральные или тыловые ворота, поэтому сосредоточили там основную часть своих людских ресурсов и техники. Кстати, среди них были вооруженные лица, поэтому говорить о мирных людях в то время не приходилось. К примеру, азербайджанскими снайперами с соседних домов еще до прорыва были убиты двое военнослужащих, призванных из запаса.
   Перед началом операции, как и подобает поработали спецназовцы  КГБ, МВД и ГРУ. Это были атлетически сложенные бойцы, в основном офицеры, в специальных шлемах, камуфлированной форме одежды с боевой разгрузкой, удобной легкой обуви - типа кроссовок. В ночь с 19 на 20 января они захватили все наиболее важные государственные объекты: телевидение, почту, телеграф, предприятия, имеющие большое оборонное значение, явки главарей экстремистов.
    Массовый ввод войск в Баку начался в 0 часов 20 января 1990 года. По трем сходящимся направлениям в город двинулись воины-десантники и танкисты. В это время мощная колонна бронетехники дивизии по команде командующего армией генерал-лейтенанта В.С.Соколова неожиданно для экстремистов пробила брешь в середине забора военного городка и вырвалась через автостоянку с машинами на три основные дорожные магистрали навстречу прибывшим в город воинам. Первая и вторая, ведущие на военные аэропорты «Кала» и «Насосный», третья - на посёлок Гюздек. Воины Советской армии предпочли давить автомобили, а не живых людей. По пути бронетанковые колонны были обстреляны экстремистами, поэтому и военнослужащие ответно правомерно применили оружие. Хорошо поддержали сухопутчиков с моря высадившиеся с десантных кораблей моряки Каспийской флотилии. В эти дни офицер редакции газеты Каспийской флотилии «Каспиец» капитан-лейтенант Виталий Простаков написал пронзительные стихи:

Январское солнце Баку озарило,
Снаряды и пули кромсают дома.
На Зых и в Сальяны,
На гордый Баилов,
На «Волчьи ворота»
Приходит война.

   К 7 утра 20 января 2009 года город был в основном деблокирован от боевиков и взят под охрану воинами Советской армии и Внутренних войск. По нашим данным всего в ходе деблокирования военного городка «Красный Восток» погибло 83 человека, из них 14 военнослужащих и членов их семей. По данным республиканской комиссии по расследованию обстоятельств и причин трагических событий, связанных с вводом войск в Баку 19-20 января 1990 года, опубликовавшей свои результаты спустя два года, погибших было 131, раненных 744 человека. Азербайджанские боевики, или, как их именовали в народе, «шахиды» были затем похоронены в братской могиле на аллее павших в Нагорном парке. К сожалению, в этой ночной неразберихе были и невинные жертвы среди мирного населения.
   Впоследствии было много спекуляций о том, что воины Вооруженных Сил безжалостно убивали мирных граждан. Была запущена дезинформация, что республиканский военный комиссариат начал мобилизацию воинов запаса. Поползли слухи, будто в «Сальянских казармах» было специальное подразделение детдомовцев, которые никого не жалели. Будто «бородачи» (так окрестили местные жители воинов, призванных из запаса) не только первыми открыли огонь, но и проявили страшную жестокость. Все это откровенная ложь. Как очевидец, обладавший реальной информацией на месте, хочу отметить, что этим потерям среди боевиков и мирного населения предшествовали случаи гибели, ранений, ограблений, избиений военнослужащих и членов семей. К примеру, только за девятнадцать дней января 1990 года было убито 22 военнослужащих Советской армии, ранено 47 человек. Серьезные потери понесли и Внутренние войска. Они потеряли 8 военнослужащих, более 50 человек были ранены. В эти дни без вести пропал начальник инженерной службы армии полковник Георгий Николаевич Петров. Был тяжело ранен офицер штаба армии капитан Дмитрий Хмеленко.
    Еще при вводе частей Советской армии в город преступники, переодетые в форму воинов-десантников, на проспекте им.В.И.Ленина обстреляли мирное население. Этим они пытались создать антиармейские настроения у жителей города. А боевиками с крыш домов наибольший обстрел «Сальянских казарм» велся не только по боевым подразделениям, но и по медсанбату, жилым домам офицерских семей. Или другой пример. На пути двадцатикилометровой трассы от аэродрома «Кала» до Баку колонна десантников встретила 8 завалов и была обстреляна 4 раза.
    Доподлинно известно, что если бы не были введены войска в Баку, то 20 января в 14.00 на городском митинге крайне правым крылом Народного фронта Азербайджана было бы объявлено о низложении конституционной власти и его приходе к руководству республикой. Обидно, что партийное руководство Азербайджана вело двойную игру. С одной стороны, поддерживало ввод в республику войск, так как понимало, что в этом было их личное спасение. С другой — заигрывало с народом и боевиками. Свидетельством этого служит подписание новым Президентом Азербайджана А.Н. Муталибовым указа об установлении почетного звания «Борец за свободу Азербайджанской республики».
   «В эти судьбоносные для Азербайджана дни, Горбачев напоминал мне черепаху, - пишет в своих воспоминаниях маршал Советского Союза Дмитрий Тимофеевич Язов («Удары судьбы», Москва, издательский дом «Мегапир», 2004 год, с. 278). - Из панциря власти, он высовывал свой меченый лоб, чтобы оглядеться, что происходит в округе. При малейшей опасности он снова забирался с головой в этот панцирь, надеясь отсидеться до лучших времен». В этой связи, духовный лидер мусульман Кавказа шейх уль-ислам гаджи Аллахшукюр Пашазаде сегодня, после двадцати лет со дня Бакинской трагедии считает, что ее виновники во главе с первым Президентом СССР Михаилом Горбачевым должны предстать перед Гаагским трибуналом.
   Все объективные выводы, вытекающие из анализа обстановки в период Бакинских событий, политотдел 4 армии привел на пресс-конференции для журналистов и выставке, организованной в «Сальянских казармах», после их завершения. Наряду с плакатами, были показаны образцы техники и оружия, захваченные у экстремистов, даны ответы на все поставленные вопросы.
   В целом, в эти дни личный состав 4 армии продемонстрировал высокую бдительность, самоотверженность и отвагу. За мужество и героизм, проявленные в период «бакинских событий», 243 человека были удостоены государственных наград, 353 – поощрены Министром обороны и Главкомом Сухопутных войск, 351 – награждены наградами ЦК ВЛКСМ.
   Окружная газета «Ленинское знамя» в мае 1990 года писала: «Когда обстановка накалилась до предела, личный состав ряда частей и подразделений принял участие в операциях по деблокированию военных городков, охране жизненно важных народнохозяйственных объектов, государственных и общественных зданий. Эти события стали для воинов не только школой, но и серьезным экзаменом на идейную зрелость. Организуя политическую работу в экстремальных условиях, четко и инициативно действовали политработники: В.Бусловский, С.Мерзляков, Ю.Боровских, С.Тонконог и другие. Не отставали от старших товарищей и молодые коммунисты – комсомольские вожаки А.Белоусов, Е.Полищук, В.Данилов.
   Как следствие, подавляющее большинство военнослужащих проявили в сложнейшей обстановке завидную выдержку, хладнокровие, мужество. Среди наиболее отличившихся – коммунисты и комсомольцы: полковник Н.Рыбальченко, майор Н.Коновалов, капитаны Г.Алексюк, Д.Хмеленко, прапорщики Д Шахвердиев, А.Ахундов, младший сержант О.Сорокин, рядовой Ю.Хакимов».
Андрей Белоусов, впоследствии, стал полковником, возглавил жилищное управление ГлавКЭУ МО РФ.
Женя Полещук тоже стал полковником, начальником отдела воинской дисциплины Главного управления воспитательной работы ВС РФ.
    Подполковник Дима Хмеленко в последующем вместе со мной работал в штабе 11 гвардейской армии.
В эти январские дни 1990 года армию посетили мои старшие товарищи по партполитработе генерал-майоры Владимир Константинович Сюньков, Виктор Романович Макаров, Александр Егорович Иванов, «комсомольские братья» полковники Владимир Александрович Кожемякин, Владимир Николаевич Богатырев, Анатолий Васильевич Возжеников, Вячеслав Федорович Мисюра. Эти встречи под войсковое оцепление и свист пуль навсегда вошли в мою память.
   Но не все люди показали себя мужественно в эти грозные часы. Были и отдельные случаи предательства со стороны некоторых наших командиров. Так, перешел на сторону азербайджанцев командир артиллерийского полка 295 мсд полковник В.Нечипоренко. За это он получил пост начальника артиллерии азербайджанской армии.
Сдал свою технику экстремистам в количестве 10 единиц и 38 единиц оружия командир разведбата 295 мсд майор В.Мудрак. Так и хотелось бы убрать в этой фамилии букву «р».
   Нескромным «барыгой» показал себя в управлении армии полковник А.Игнатенко – новый заместитель командующего армии по боевой подготовке, прибывший с должности командира дивизии, дислоцированной в Монголии. Как председателю Комитета народного контроля армии, мне неоднократно приходилось «осекать» ретивого руководителя, желающего без очереди взять в военторге лишний холодильник, телевизор или другой дефицит. Время-то было «не сытное». Когда начался раздел Союза по «национальным квартирам» он, украв табельный пистолет, сбежал на Украину. Впоследствии, являлся заместителем Министра обороны Украины по кадрам. Правда, и оттуда его с позором выгнали за мздоимство. Но это были лишь, отдельные негативные случаи.
   Завершить рассказ о «бакинских событиях» хотелось бы фразой из стихов великого русского писателя Н.А.Некрасова:

Страшный год! Газетное витийство
И резня, проклятая резня!
Впечатленья крови и убийства,
Вы в конец измучили меня.

   Не успели закончиться события в Баку, как резко обострилась обстановка в Нагорном Карабахе. Еще 15 января 1990 года состоялся Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об объявлении чрезвычайного положения в Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) и некоторых других районах». В этих условиях я получил от члена Военного Совета – начальника политотдела армии очередной приказ – убыть в Степанакерт для проведения политической работы в составе Республиканского оргкомитета по НКАО, который возглавил Второй секретарь ЦК Компартии Азербайджана, народный депутат СССР Виктор Петрович Поляничко. Через несколько часов после завершения деблокации «Сальянских казарм» со стадиона, который находился в городке, где дислоцировалась ставка южного направления, я вертолетом Ми-26 убыл в столицу Нагорного Карабаха, хотя летать ни самолетом, ни вертолетом особо не любил, за что командарм В.С. Соколов  иногда меня по-дружески «подковыривал».
   Хорошо, что в это время моя семья находилась в г.Советске и мне было более-менее спокойно на душе. Другим офицерам было сложнее. Их жены и дети или оставались в обозленном на военных городе, или эвакуировались к родственникам.
   Жили мы в Степанакерте в военном городке 366 мотострелкового полка 23 мотострелковой дивизии. Все военнослужащие, рабочие и служащие полка, по известным причинам, были или славяне или армяне. Вот такая была особенность дислокации дивизии. Основные ее части находились в Азербайджане (г.Гянджа), а один полк - в столице Нагорного Карабаха.
     Нагорный Карабах действительно представлял собой райский уголок – красивый, высокогорный лесной ландшафт, чистый воздух, множество декоративных растений, различных овощей и фруктов. Кстати, слово «Карабах» переводится как «Черный сад». Кроме того, здесь, по преданию находится ряд святынь христианского мира. Например, под алтарем Гандзасарского монастыря захоронен череп Иоанна Крестителя, а в Дадиванском монастыре нашли мощи ученика апостола Фадея – Дади.
    До 1988 года азербайджанцы ездили в Карабах в выходные дни на отдых, а г.Шуша был вообще курортом союзного значения. Интересно, что окрестности церкви Иоанна Крестителя в этом городе лидируют по количеству видений Девы Марии во всем регионе. Там я впервые узнал, что такое «тутовка», то есть самогонка из тутового шелкопряда и «хаш» (холодец из свиной ноги). Его нам прекрасные армянские повара по выходным подавали в 6 часов утра и обязательно с рюмкой «тутовки». Это был такой национальный обычай. Но это были лишь маленькие радости на фоне большой беды. А в основном шла серьезная политическая работа по разрешению межнационального конфликта.
   Небольшой экскурс в историю. Как я уже отмечал, обстановка в Нагорном Карабахе к 1988 году накалилась до критической отметки. Под призывы армянских националистических элементов в автономной республике или, как ее называли армяне, в Арцахе начались массовые выступления населения с требованиями выхода из состава Азербайджанской ССР. Были незаконно распущены легитимные органы советской власти, начались захваты боевой техники и оружия воинских частей, военных комиссариатов, организаций ДОСААФ. Участились случаи нападения на азербайджанские семьи, семьи со смешанными браками, воровство и уничтожение личных вещей и имущества. Все это вынудило азербайджанцев начать эвакуацию семей из своих родных мест. Поток беженцев в Азербайджан с каждым месяцем все увеличивался. В этой связи, 28 ноября 1988 года Верховный Совет СССР был вынужден принять постановление «О нормализации обстановки в Нагорно-Карахабхской автономной области» (НКАО). Так, по воле местных политиков страдал простой народ. К примеру, после одностороннего выхода НКАО из состава Азербайджанской ССР она недополучила за 1988-1989 годы материальных ценностей на общую сумму 525,6 млн. рублей.
   Все это заставило руководство страны создать специальную объединенную войсковую группировку по разъединению враждующих сторон и принуждению их к миру. Основная тяжесть этой работы легла на части 4 общевойсковой Краснознаменной армии - командующий генерал-лейтенант В.С.Соколов, воинов 104 воздушно-десантной дивизии (г.Гянджа, командир - полковник, а затем генерал-майор В.В.Щербак), Внутренних войск МВД СССР, дислоцирующихся на Северном Кавказе и в Закавказье, начальник управления - генерал-майор А.С. Куликов – будущий Министр МВД, вице-премьер правительства Российской Федерации, Президент клуба военачальников РФ, генерал армии.
   Кстати, с 1990 по 1994 год свой первый боевой опыт на Кавказе в должности командира 328 гвардейского парашютно-десантного полка 104 воздушно-десантной дивизии получил Владимир Анатольевич Шаманов – нынешний командующий Воздушно-десантными войсками (ВДВ), Герой России, генерал-лейтенант.
   Основная организаторская работа по разрешению межнационального конфликта в Карабахе со стороны 4 армии легла на плечи командиров 23 гв. мсд генерал-майора Сергея Николаевича Коробко и полковника (затем генерал-майора) Александра Павловича Будейкина, а также заместителя командира дивизии полковника Александра Васильевича Кутикова, начальника штаба дивизии полковника Станислава Васильевича Божко, начальника политотдела дивизии полковника Виля Рашидовича Салимуллина, командира 366 гв. мсп полковника Александра Алексеевича Колыванова. Впоследствии, генералы-лейтенант С.Н.Коробко и генерал-майор А.П.Будейкин уволились из Вооруженных Сил, определились для жизни в Москве. Недавно А.П.Будейкин, к сожалению, скончался. А.В.Кутиков закончил службу в звании генерал-лейтенанта. Сегодня он возглавляет ветеранскую организацию Волгоградской области. Генерал-майор С.В.Божко стал заместителем командующего ЛенВО по боевой подготовке. В настоящее время уволился и живет в Санкт-Петербурге. Виль Рашидович Салимуллин уволился, живет и работает в Курске. А.А.Колыванов поселился в Ярославле.
   Группировка войск в Степанакерте в основном состояла из воинов 100 дивизии особого назначения Внутренних войск «ДОН» (г.Новочеркасск), «наших» 366 гвардейского мотострелкового полка и 463 отдельного армейского батальона химзащиты, ряда других боевых и специальных частей и подразделений.
   Военным комендантом района чрезвычайного положения НКАО был назначен генерал-майор внутренних войск В.Н.Сафонов – умный, решительный офицер-организатор, а затем полковник внутренних войск В.В.Овчинников.
   Я отвечал за организацию политической работы в армейской группировке ЗакВО и среди местного населения. Главной моей задачей, кроме управленческой деятельности в составе администрации, была подготовка специальных агитационных материалов, листовок, а также радиовещание для населения Карабаха. В моем распоряжении находились оперативная группа из агитотряда армии, в том числе полевая типография БПК-63 и звуковещательная станция ЗС-72Б.
   Взаимодействие со мной по всем вопросам осуществляли: политотдел комендатуры, временный пресс-центр МВД СССР и начальник политотдела 100 дивизии внутренних войск «ДОН» полковник Петр Богодухов.
   В состав оперативной группы спецпропаганды армии входили: подполковник С.В. Тонконог  – старший инструктор политотдела армии по спецпропаганде, лейтенант Э.Х. Алимарданов – диктор-переводчик агитотряда, старший прапорщик Е.Н. Агеев – начальник звуковещательной станции, старший прапорщик В.Н. Пимонов  – помощник командира агитотряда по МТО, младший сержант С.И. Смоляр – начальник типографии, два водителя: рядовые А.Д. Рева  и  И.М. Цыбушник
   За время работы оперативной группы (с 29 января по 20 сентября 1990 г.) было проведено 573 сеанса звуковещания общим объемом 156 часов, издано (отпечатано) 115 наименований листовок, обращений, памяток общим тиражом 342 тысячи экземпляров. Печатная продукция распространялась в основном из рук в руки. Кроме того, через районные комендатуры путем расклеивания на стенах. Были случаи распространения листовок и с помощью вертолетов. Устная пропаганда велась с использованием звуковещательной станции. Активно использовалась и такая форма, как ответы на заранее поданные вопросы.
   Эта работа была сложной и опасной. Помню неоднократные нападения боевиков на экипаж звуковещательной станции. Живого, честного слова экстремисты боялись в национальном конфликте так же, как и враг в годы Великой Отечественной войны. Но не только ежедневную правду о конфликте несли военнослужащие. Они давали раненым и больным свою кровь, мирному населению хлеб, муку, сахар, рис, а главное — мир и покой. К примеру, силами Республиканского оргкомитета только за январь-февраль 1990 года удалось восстановить 65 автобусных маршрутов, что позволило перевозить в сутки до 9 тысяч пассажиров. Тем не менее, экстремисты делали все, чтобы прервать миротворческую деятельность  Республиканского оргкомитета. Так, 18 февраля 1990 года на дороге Шуша-Степанакерт было взорвано взрывное устройство. В результате ранений различной тяжести пострадало 15 человек.
    Среди бойцов Карабаха я встретил «своих» лучших воинов-танкистов из 40 гвардейской танковой дивизии. После увольнения они приехали на Родину и попали, как говорят, из пламени да в полымя. Справедливости ради следует сказать, что они по-доброму относились ко мне и как могли защищали от экстремистов.
    В эти трагические для двух республик дни, к сожалению, проявились и самые низменные пагубные качества людей, в том числе у военных. Впервые в советское время в обиходе появилось такое позорное слово, как наемник. После развала Советского Союза многие офицеры были брошены на произвол судьбы: без квартир, без денег. Отдельные офицеры пошли на сделку с совестью. Так, ряд офицеров из летных частей, дислоцирующихся в Азербайджане, за деньги на самолетах национальной армии воевали на стороне азербайджанцев. Впоследствии, некоторые из них были сбиты над Степанакертом, попали в плен. Среди них старший лейтенант Юрий Беличенко и майор Анатолий Чистяков. Ю.Беличенко потом удалось выйти на свободу, а А.Чистяков в плену покончил жизнь самоубийством.  Подобные примеры, были и у армян. Как гласит народная мудрость: «Для кого война, а для кого мать родна».
   Объезжая селения Нагорного Карабаха, я побывал в деревне Чардахлы. Это известное высокогорное армянское село находилось на территории Азербайджана. Оно «дало» Советскому Союзу двух маршалов (маршала Советского Союза И.Х.Баграмяна и маршала бронетанковых войск А.Х.Бабаджаняна) и несколько генералов. В селе был прекрасный музей, посвященный их героическим землякам. В период армяно-азербайджанского конфликта все это было уничтожено, осквернено, так же, как и сельские могилы. Ярый национализм рождает варварство и вандализм. Говорят, что отношение к предкам, героям, могилам – признак цивилизации государства. Нам, видимо, еще далеко до высокой цивилизации. С мертвыми не воюют.
   Хочу отметить уверенную, грамотную работу на посту руководителя Республиканского оргкомитета Виктора Петровича Поляничко. Это был мощный и ростом, и духом человек. Сильный организатор. Его уважали за честное слово, за предсказуемость в действиях, за объективность в решениях. Он жестко и уверенно руководил комитетом, в составе которого были аппаратчики из Азербайджанского ЦК, представители силового блока, консультанты из Москвы.
   Он не боялся поднять трубку и напрямую поговорить об остановке в регионе с Министром обороны СССР маршалом Советского Союза Д.Т.Язовым и с Генеральным секретарем ЦК КПСС М.С.Горбачевым. Он провел сотни встреч с армянскими руководителями, старейшинами, простыми людьми. Убеждал их доходчивым языком. Иногда эти встречи проходили втайне, вдалеке от городов, в купе железнодорожных вагонов поездов, находящихся в тупиковых разъездах. Это было оправдано, ибо армяне, шедшие навстречу русским, тем более азербайджанцам, подвергались впоследствии моральному и даже физическому уничтожению. Их дома сжигали, а машины разграбляли.
    В этих условиях большое мужество и героизм проявили многие воины Вооруженных Сил и внутренних войск МВД СССР. Так, 7 апреля 1991 года армянские боевики напали на азербайджанское село Юхары-Джибикли Кубатлинского района. На помощь мирным жителям оперативно пришла группа военнослужащих внутренних войск под командованием лейтенанта Олега Яковлевича Бабака. Завязался неравный бой. Прикрывая отход жителей села, двадцатичетырехлетний офицер погиб, но и боевики вынуждены были уйти. Указом Президента Верховного Совета СССР лейтенанту О.Я.Бабаку было посмертно присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Кстати, это был последний Указ Президента СССР о присвоении этого высокого звания. Вскоре Советского Союза не стало.
   Были неоднократные нападения как на В.П. Поляничко, так и на других членов Республиканского комитета. Помню случай, когда мы находились на совещании у Виктора Петровича, граната, пущенная из ручного подствольного гранатомета, по случайности угодила не в окно, а в межрамную перегородку и соответственно разорвалась на улице. А так бы трудно предсказать дальнейшие последствия. И все же судьба уготовила для Виктора Петровича печальный финал. Уже после Карабаха 1 августа 1993 года, разрешая очередной конфликт - осетино-ингушский, он был расстрелян экстремистами в автомашине в районе села Тарское вместе с командиром общевойскового корпуса генерал-майором Анатолием Григорьевичем Корецким. Так вместе они и похоронены на Новодевичьем кладбище. У Виктора Петровича на обелиске начертаны слова: «Погиб во имя Отечества». Имя мужественного руководителя носит сегодня Оренбургский дворец творчества детей и молодежи.
   Мне думается, что до конца роль воспитанника Ленинского комсомола (бывшего первого секретаря Челябинского обкома ВЛКСМ, ответорга ЦК ВЛКСМ) Виктора Петровича Поляничко еще не оценена нашим государством. За его плечами – сугубо мирного гражданского человека три войны: Афганистан, Нагорный Карабах и Ингушетия. Не каждый представитель власти и даже человек военный может этим «похвастаться». Человек, отдавший свою жизнь за территориальную целостность нашей страны, достоин, на мой взгляд, гораздо большего. Он настоящий герой.
Карабах. Лучше, чем написал в эти дни о нем офицер внутренних войск МВД СССР - самодеятельный поэт Станислав Иванович Лапич и не скажешь:

Счета друг другу предъявляют –
Обиды, старые долги –
И всему миру заявляют,
Что они вечные враги

Мне стыдно слышать эти речи
И видеть больно мне до слез,
Как детям души здесь калечат
И сеют массовый психоз

Все их претензии не новы
О власти лидеры, скорбя,
Ругают всех – до Горбачева,
Но только, только не себя,

Стереотип создали стойкий,
Что плохо все кругом и ложь…
Все на словах за перестройку,
Подставив ей под сердце нож.

Счета друг другу предъявляют –
Обиды, старые долги,
Но люди правду все же узнают
Как ни юли и как не лги.

   Именно с Карабаха пошел территориальный развал Советского Союза. 30 тысяч мирных жителей погибло с обеих сторон в результате межнационального конфликта. Около 1 миллиона человек стали к 1994 году (году подписания соглашения о прекращении огня) беженцами.
   Здесь же, в Нагорном Карабахе, я из печати узнал о гибели в Эфиопии моего командира дивизии в г.Советске генерал-майора Александра Егоровича Семенова. Об этом я ранее уже писал. Трудно терять боевых друзей.
   Но не только Карабах был главной «кровоточащей раной» Кавказа. К этому времени уже все три республики были охвачены волной сепаратизма и национализма. Участились бандитские нападения на воинов Закавказского военного округа, захват техники и оружия. Так, за 1991-1992 год по данным военной контрразведки на войсковые части, расположенные в ЗакВО, было совершено 423 нападения, в результате которых погибло 54 человека, в том числе 21 офицер и прапорщик, ранено 135 человек. За эти два года боевиками было похищено 4480 единиц оружия.
   К этому времени Членом Военного Совета – начальником политотдела армии стал полковник Юрий Петрович Хвостиков – человек добросовестный, порядочный, уважительный, в общем, трудяга. Прибыл он в армию после окончания академии Генерального штаба. Н.Ф. Зубков убыл в Подмосковье на должность начальника политического отдела одного из научно-исследовательских институтов. К сожалению, Юрий Петрович Хвостиков ввиду развала СССР и ликвидации политорганов так и не смог получить звание генерала. Жаль, что хороший офицер не получил заслуживающего его высокого воинского звания. Сегодня он живет и работает в Воронеже.
   Командарм В.С. Соколов уделял особое внимание стабилизации обстановки среди членов семей, ведь после эвакуации люди боялись продолжения «бакинских событий». В этих целях у командарма по предложению политотдела родился замечательный план - для снижения морально-психологической напряженности среди членов семей военнослужащих управления армии оборудовать на море специальный отдельный пляж. С властями этот вопрос был решен оперативно и вскоре на выезде из Баку на каменистом крутом берегу у моря был оборудован закрытый пляж. В.С.Соколов сделал небольшую лодочную станцию. Здесь же можно было и порыбачить.
   Каждая служба и отдел поставили себе будки со списанной автотехники, раскрасили их и придали им домашний вид. Теперь сослуживцы вместе с семьями под охраной могли спокойно приехать сюда искупаться, позагорать, отдохнуть.
   За политотдельский «вигвам» по поручению Юрия Петровича Хвостикова отвечал я, как боевой заместитель. В этих целях я подобрал самую большую будку с «Урала». Внутри поставил столы, диван, сделал раздевалку, раскрасил «парадную» к воде сторону. Там было нарисовано красивое морское побережье с пальмами. Единственным минусом отдыха было наличие большого количества змей, которые регулярно выползали на камни погреться. Но все это меркло по сравнению с плюсами этого «курорта». Командарм выделил автобусы и каждую субботу и воскресенье управление армии выезжало на природу. Вот такой пример мудрого подхода руководителя к разрядке напряженной обстановки я хотел бы привести для учета в практике воспитательной работы.
   Партийная жизнь, несмотря на напряженную обстановку в Закавказье, шла своим чередом. 25 мая 1990 года в Тбилиси состоялась XXXIV партийная конференция Закавказского военного округа. В числе почетных гостей был ветеран округа — ответственный секретарь партийной комиссии при Главном политическом управлении СА и ВМФ генерал-полковник А.И.Ширинкин. С докладом выступил Член Военного Совета — начальник политического управления округа генерал-лейтенант А.В.Скорый. На конференции были избраны члены партийной комиссии при политуправлении округа и делегаты на XXVIII съезд КПСС.
    8 июня 1990 года состоялся XXXII съезд компартии Азербайджана. На нем командующий армией генерал-лейтенант В.С.Соколов был избран членом Центрального Комитета, а член Военного совета — начальник политотдела армии полковник Ю.П.Хвостиков — членом Центральной ревизионной комиссии компартии Азербайджана.
    На XXXXVIII Бакинской партийной комиссии я был избран членом Бакинского горкома партии.
   1 августа 1990 года в окружной газете «Ленинское знамя» вышла моя статья под названием «Каким быть политорганам?» Интересно, что многие мои мысли спустя годы были реализованы уже в новых воспитательных структурах.
   В 1990-1991 гг. в нашей армии тоже прошли две партийные конференции: XX и XXI. На XX конференции, прошедшей 5 мая 1990 года, присутствовали командующий войсками ЗакВО генерал-полковник В.А. Патрикеев, заместитель начальника политуправления Сухопутных войск генерал-майор В.С. Навознов, заместитель начальника политуправления ставки южного направления генерал-майор Б.Л. Александров, секретарь ЦК Компартии Азербайджана Ф.Э. Мусаев.
   Спустя неполный год после минувшей конференции 5 марта 1991 года состоялась XXI партийная конференция армии. Так требовал ЦК и новая пресловутая теория перестройки и обновления. Выступить с докладом было поручено мне. На конференции был  избран партком армии. Его возглавил подполковник Иван Николаевич Стригунков.
   В работе конференции приняли участие командующий войсками округа генерал-полковник В.А. Патрикеев, ответственный работник ЦК КПСС В.Н. Наместников (сам «бакинец», мой товарищ по комсомолу) начальник политуправления войск южного направления генерал-майор Н.А. Батарчук, заведующий отделом ЦК КП Азербайджана Я.М. Насиров.  
   18 июля 1991 года в канун моего дня рождения мы торжественно отпраздновали 50-летие родной армии. В юбилейных мероприятиях приняли участие первый секретарь ЦК КП Азербайджана А.Н.Муталибов, заместитель Министра обороны СССР по кадрам генерал армии В.Ф.Ермаков, командующий ЗакВО генерал-полковник В.А.Патрикеев, заместитель Главкома Сухопутных войск по боевой подготовке генерал-полковник Е.И.Крылов.
   В декабре 1991 года новым командующим 4 армии стал генерал-майор Николай Глебович Попов – до этого первый заместитель командующего нашей армии. Владимир Сергеевич Соколов был назначен на новую должность – начальником штаба Ленинградского военного округа.
   В эти дни 23 гвардейская мотострелковая дивизия была удостоена вымпела Министра обороны СССР «За мужество и воинскую доблесть». Из рук командующего войсками ЗакВО генерал-полковника В.А.Патрикеева вымпел принял командир дивизии полковник А.П.Будейкин.
   Несколько слов о командующем войсками Закавказского военного округа. Генерал-полковник Валерий Анисимович Патрикеев родился 24 октября 1938 года в Тамбовской области. Закончил с отличием военное училище, а две академии с золотой медалью. Прошел все основные войсковые должности. Был командиром роты, батальона, полка. Сразу с полка был назначен на должность командира дивизии. В 35 лет стал генерал-майором. Затем был командующим армией и командующим войсками Приволжского военного округа. Зарекомендовал себя как высокоподготовленный в профессиональном отношении военноначальник. Требовательность к подчиненным всегда сочетал с подлинной заботой о них. В обращении проявлял корректность и такт. Имел прекрасный внешний вид и подтянутость, отменные физические качества. В свои 53 года демонстрировал прекрасную физическую подготовку. Находясь в командировке в Турции с обменом опытом работы, лично показал свою физическую мощь турецким офицерам и военнослужащим на спортивных снарядах, чем вызвал у них неподдельный восторг.
   Валерий Анисимович остался в памяти, как серьезный, очень толковый руководитель. Мне кажется, что он заслуживал более высокой должности на завершающем этапе своей службы.
   Запомнились также и другие руководители округа: первый заместитель командующего войсками округа генерал-лейтенант Ю.К.Кузнецов; начальники штаба округа: генерал-лейтенант В.Н.Самсонов – будущий начальник Генерального штаба ВС РФ, генерал армии; генерал-лейтенант Н.И.Звинчуков – в будущем начальник Военного университета МО РФ, генерал-полковник; заместитель командующего войсками округа по строительству и расквартированию генерал-майор А.Д.Косован, в будущем заместитель Министра обороны РФ по строительству и расквартированию, генерал армии; начальник автомобильной службы округа генерал-майор В.М.Надибаидзе – в будущем Министр обороны Грузии (1994-1998 гг.), генерал-полковник и другие.
    В Закавказье я встретился со многими бывшими своими сослуживцами:
- генерал-полковником Владиславом Алексеевичем Ачаловым – заместителем Министра обороны СССР, бывшим командующим 8 гвардейской общевойсковой армии. Он частенько работал по долгу службы в Закавказье, в том числе в Нагорном Карабахе;
- генерал-лейтенантом Юрием Павловичем Грековым - первым заместителем командующего войсками ЗакВО, бывшим командующим 11 гвардейской армии.
   Мой бывший старший товарищ по политуправлению ГСВГ Александр Владимирович Скорый стал моим начальником – членом Военного Совета - начальником политуправления округа, генерал-лейтенантом.
Коротко расскажу о его жизненном и служебном пути. Родился Александр Владимирович 20 сентября 1935 года в Псковской области. Его отец погиб на фронте. В 1954 году после окончания средней школы поступил в Ярославское военное училище. После его окончания работал на комсомоле, учился в академии им. В.И.Ленина. После ее окончания в 1969 году (с отличием) последовательно занимал должности: замкомандира мотострелкового полка по политчасти, инспектора политуправления округа, начальника политотдела мотострелковой дивизии, инспектора политуправления Сухопутных войск, начорга политуправления ГСВГ, члена Военного Совета – начальника политуправления танковой армии, первого заместителя начальника политического управления округа, заместителя начальника политуправления Сухопутных войск. Александр Владимирович зарекомендовал себя как работоспособный, активный, принципиальный руководитель. Хороший аналитик-аппаратчик. В тоже время честный, доступный, скромный генерал. У него хорошо развито чувство товарищества.
    Бывший прибалтиец, десантник полковник Василий Федорович Бельченко стал начоргом политуправления округа. Сегодня он живет и трудится в Ставропольском крае.
    Членом Военного Совета – начальником политотдела 7 армии (г.Ереван) был мой сослуживец по ГСВГ и старший товарищ генерал-майор Михаил Семенович Сурков. Михаил Семенович родился 2 декабря 1945 года в г.Челябинске. С 1965 года проходил срочную службу в армии. Затем — на освобожденной комсомольской и партийно-политической работе. Прошел путь от заместителя командира роты по политчасти до начальника политотдела дивизии. С 1985 года – первый заместитель начальника политотдела армии, с 1988 года – член Военного Совета – начальник политотдела армии. С 1990 года – ответственный секретарь парткомиссии при Главном политуправлении СА и ВМФ. С марта 1991 года – секретарь Всеармейского партийного комитета, член политбюро ЦК КПСС. Народный депутат СССР, член комитета Верховного Совета СССР по делам обороны и безопасности. Генерал-лейтенант. После увольнения из Вооруженных Сил - аудитор Счетной палаты Российской Федерации.
    Мы – армейцы — по всем вопросам хорошо взаимодействовали с моряками Каспийской флотилии (командующие флотилией вице-адмирал Владимир Ефимович Ляшенко, чуть позднее контр-адмирал Борис Михайлович Зинин, начальник политотдела контр-адмирал Эдуард Сергеевич Захарьяш).
    Азербайджан. Он вошел в мою жизнь и мирной, и военной обстановкой. Я и моя семья никогда не забудем этот доброжелательный гостеприимный восточный народ, теплое море, наших друзей Октая и Шамиру Алиевых. И хотя были и напряженные дни, в том числе эвакуация семей под пулями, (кстати, выводил колонну машин в аэропорт секретарь парткомиссии армии, мой «однокашник» по академии полковник Александр Николаевич Манаенко) и разграбление новой личной автомашины «Москвич» - единственной крупной покупки за всю военную службу, все равно теплых воспоминаний о республике осталось гораздо больше.
     Многие офицеры до развала СССР хотели связать свою дальнейшую гражданскую жизнь с солнечным Азербайджаном. Не получилось. Вот как провалы в работе политиков, их националистические устремления влияют на жизнь простых граждан.
Как-то, читая газету, мне запомнилась одна хорошая мысль: «У каждого настоящего офицера, должны быть в жизни своя Испания, свой Афганистан». Сказано немного категорично. Но я доволен тем, что у меня в «служебном ранце» были Бакинские события, Нагорный Карабах, Чечня. Хочу сразу оговорится, на моей совести нет крови и гибели людей. Наоборот, в результате моего труда были десятки спасенных жизней, мир между людьми. Во всяком случае мне хотелось бы в это верить. Но, главное, я не прятался за спины людей в тиши кабинетов, был с ними в экстремальной обстановке, а потому мог честно смотреть в глаза сослуживцам и говорить людям правду, какой бы трудной и горькой она ни была.
Завершить эту главу хотел бы удивительно пронзительными строками поэтессы Натальи Кислинской:

У каждого своя война,
Любовь и смерть, своя весна,
Свое звучанье тишины
И ностальгические сны.
И память, как стальной капкан, -
В нем свой Берлин и свой Афган,
И дождь за сумрачным окном,
И незабытый отчий дом.
И очень верится, что есть
Свое Отечество и честь.
105064, Москва, а/я 360 Телефон: (495) 662-67-67 / Факс:(495) 662-67-68
E-mail: info@naukaxxi.ru