О Фонде | Научно-исследовательская деятельность | Издательская деятельность | Материалы и публикации о безопасности | Мероприятия | СМИ о Фонде | Контакты
24 сентября 2020
17 сентября 2020
26 августа 2020
23 августа 2020
19 июля 2020
10 октября 2019
10 октября 2019
10 октября 2019
9 октября 2019
9 октября 2019
Материалы и публикации о безопасности
Элементы и признаки состава преступлений связанных с незаконным оборотом наркотических средств на территории РФ
Кульков Владимир Андреевич
март 2011 Екатерининский Вестник
АННОТАЦИЯ
В статье анализируется состав преступления с незаконным оборотом наркотиков. Автор с различных позиций характеризует общественно опасные деяния, направленные на общественные отношения, связанные с охраной здоровья населения. Особое внимание уделяется субъекту преступления, рассматриваются различные составляющие его признаков. Также в работе исследуется мотивационная сторона данного типа преступлений и санкций за совершенное деяние. Автор также приводит судебную практику и анализирует все стороны состава преступления, повлиявшие на решение суда.
Ключевые слова: преступление, государство, общество, наркотизм, безопасность, угроза.
Summary
In article the structure of a crime with a drug trafficking is analyzed. The author from various positions characterizes socially dangerous acts directed on public relations, connected with public health care. The special attention is given to the subject of a crime, various components of its signs are considered. Also in work the motivational party of the given type of crimes and sanctions for perfect act is investigated. The author also results judiciary practice and analyzes all parties of structure the crimes which have affected a judgement.
Key words: Crime, the state, society, illegal circulation of narcotics, safety, threat.




Наличие устойчивой тенденции к осложнению наркоситуации в нашей стране вынуждают изыскивать любые возможности дальнейшего усиления противодействия наркопреступности и распространению наркомании.
Главный вопрос в формировании теоретических взглядов на развитие уголовной ответственности за незаконный наркооборот, состоит в определении приоритетного направления в борьбе государства с наркобизнесом: что хочет государство — истребить наркоманов или преодолеть наркоманию как социально правовое явление?
Совершенствование правовых норм, регулирующих общественные отношения по поводу оборота наркотических средств (как и любых других норм), носит характер постоянного процесса. Помимо социальных факторов масштабы, темпы, направления правотворчества в каждый текущий момент зависят от результатов прежней правотворческой деятельности. Если она отвечала требованиям планомерности, оперативности, научной обоснованности, развития общества, то это позволяет законодателю избежать авралов, резких поворотов и, главное, максимально сблизить содержание правовых норм и права в целом с потребностями общества. То обстоятельство, что серьезное обновление российского антинаркотического законодательства произошло всего несколько лет назад, вовсе не означает, что правотворческая деятельность может ограничиться текущим подновлением и «ремонтом». Наоборот, скорее требуются новые концептуальные подходы.
Одним из условий определения сущности наркотизма, как и любого другого преступления, является правильное установление объекта преступления, так как именно объект обуславливает общественную опасность посягательства. Кроме того, определение объекта преступления позволяет раскрыть социально - политическую сущность данной группы преступлений, предшествует правильной и точной квалификации, позволяет отграничить его от смежных составов преступлений.
Родовым объектом наркотизма является совокупность отношений, определяющих общественную безопасность и общественный порядок. Понятие общественной безопасности раскрывается в ст.1 Закона РФ от 05.03.92 г. № 2446-1 «О безопасности» с последующими изменениями . В соответствии с ним под «безопасностью» понимается состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. При этом личность относится к одному из основных объектов безопасности. По своему характеру наркотизм представляет внутреннюю угрозу безопасности, как социальный источник опасности (проявляется в целенаправленной общественно опасной деятельности одного или многих лиц).
Рассматриваемые преступления входят в главу 25 «Преступления против здоровья и общественной нравственности». В этой связи некоторые ученые определяют в качестве видового объекта указанных преступлений здоровье населения и общественную нравственность . Иные под объектом преступлений, включенных в гл.25 УК РФ, понимают общественные отношения, обеспечивающие сохранение и укрепление физического, психического здоровья, а также моральных устоев (системы нравственных ценностей, отвечающих интересам общества и государства и поддерживаемых ими) . С таким развернутым определением следует согласиться, поскольку в нем отражены в полной мере те социальные ценности, которые охраняются составами преступлений, включенными в гл.25.
Непосредственным объектом рассматриваемого вида преступлений являются общественные отношения, направленные на охрану здоровья населения. Социальное значение указанного непосредственного объекта определяется, в частности, ст.41 Конституции России, в которой закрепляется право каждого индивида на охрану здоровья. Полагаем, что указанное положение следует понимать в двух аспектах. Первый — как право каждого человека на охрану собственного здоровья. Второй, поскольку это право общественно значимо, - право всего населения страны на охрану здоровья. Надо отметить, что по этому поводу существуют и иные точки зрения. Так, О.В. Колесник считает, что в преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков, непосредственным объектом является не только здоровье населения, но и общественная безопасность, которые одновременно являются и родовыми объектами . Н.С. Хрупп полагает, что непосредственным объектом рассматриваемых преступлений следует считать не здоровье населения, как таковое, а здравоохранительные отношения, как форму юридически предусмотренной деятельности в государстве по поводу благополучия населения, врачевания, оказания медицинской помощи больным, в том числе использования наркотиков .
Основной непосредственный объект — это то общественное отношение, которое охраняется конкретной уголовно-правовой нормой, и на причинение вреда которому направлено конкретное действие. Соответственно, основным непосредственным объектом рассматриваемых противоправных деяний следует считать те общественные отношения, которые обеспечивают безопасность здоровья населения.
Дополнительный непосредственный объект — это конкретное общественное отношение, причинение вреда которому (либо угроза причинения вреда) сопряжено с причинением вреда основному объекту. При этом, в соответствии с волей законодателя, причинение вреда дополнительному объекту является обязательным условием уголовной ответственности. Важно отметить, что, если основной непосредственный объект находится в плоскости с родовым объектом и совпадает с ним по содержанию, то дополнительный непосредственный объект лежит в плоскости другого родового объекта. Например, по ст. 228 УК РФ в качестве дополнительного непосредственного объекта могут выступать отношения в сфере общественной безопасности, нормальной деятельности государственных предприятий и учреждений (при нарушении установленных правил производства наркотических средств или психотропных веществ).
Факультативный непосредственный объект - это конкретное общественное отношение, которому причиняется вред в результате совершения конкретного преступления. Однако в рамках рассматриваемых составов преступлений такой объект не предусматривается.
Как уже отмечалось, непосредственным объектом рассматриваемых преступлений являются общественные отношения, складывающиеся по поводу сохранения здоровья населения. В медицине под здоровьем понимается состояние полного физического и психологического благополучия, а не только отсутствие болезней или физических недостатков. Согласно основ законодательства Российской Федерации «Об охране здоровья граждан» в качестве цели определяются: «сохранение и укрепление физического и психического здоровья каждого человека, поддержание его долголетней активной жизни, предоставление ему медицинской помощи в случае утраты здоровья»
Наиболее углубленную попытку градации наркотических средств и психотропных веществ сделала И. Симакова. По ее выводам, с медицинской точки зрения психотропные вещества отличаются от наркотических средств терапевтической полезностью и сферой применения (психотропные препараты чаще используются в медицине, в том числе и при лечении психических расстройств). По юридическому критерию данные вещества различаются правовым режимом установленного над ними контроля: в отношении психотропных веществ, включенных в Список III Перечня, возможно исключение некоторых мер контроля .
Что касается последнего из аспектов градации, то он совершенно не значим для применения норм уголовного права, поскольку уголовный закон устанавливает ответственность за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ.
Их разделение по медицинскому аспекту также не имеет уголовно-правового значения: не сказывается на уголовно-правовой оценке деяния и назначении наказания. Более того, говорить о том, что психотропные вещества используются в медицинской практике, а наркотические средства не используются, можно только с большой долей условности. Тот же опиум, являющийся наркотическим средством, многие столетия активно использовался в медицине.
Таким образом, можно констатировать, что принципиально-качественные отличия между наркотическими средствами и психотропными веществами отсутствуют как в медицинском, так и в социальном аспектах. Тем более такие отличия отсутствуют в правовом аспекте.
Под субъектом преступления понимается физическое лицо, совершившее запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие) и способное нести за него уголовную ответственность . В соответствии со ст. 19 УК уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного уголовным законом. Фактически, в указанной статье определены обязательные признаки любого субъекта преступления, в том числе и субъекта рассматриваемых преступлений.
Что касается первого обязательного признака субъекта - физического лица, то в теории уголовного права и на практике спорные вопросы по определению его содержания практически не возникают. В то же время следует отметить имеющиеся в науке предложения о введении уголовной ответственности для юридических лиц. По нашему мнению, такие предложения продуктивны. Так, не единичны случаи, когда незаконный оборот наркотических средств осуществляется через учреждения и предприятия.
Отметим, что фактор гражданства не влияет на вопрос о привлечении к уголовной ответственности за незаконный оборот наркотиков. Данное положение вытекает из содержания ст.11, 12 УК РФ, из которых следует, что субъектами преступлений, предусмотренных ч. 1 - 2 ст. 228 и ч. 1 —3 ст. 228 УК РФ, могут быть граждане России, иностранные граждане и лица без гражданства, достигшие шестнадцатилетнего возраста.
По поводу возрастного признака субъекта преступлений предусмотренных ст.ст.228, 2281 УК РФ, в теории уголовного права высказаны разные мнения. Из ст.20 УК вытекает, что уголовная ответственность за совершение преступлений, предусмотренных ст.228 и ст. 228 УК РФ возникает по достижении лицом 16-ти лет. В то время как за хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ (ст.229 УК) уголовная ответственность наступает с четырнадцати лет. Получается парадоксальная ситуация: законодатель считает, что и с 14 лет несовершеннолетний способен осознать общественную опасность изъятия специфического предмета хищения - наркотиков. Тогда как осознать общественную опасность своих действий по незаконному обороту наркотических веществ (сбыту и пр.) по уголовному закону лицо способно лишь с 16 лет. Очевидна необходимость устранения этого несоответствия.
Среди ученых немало сторонников снижения возраста уголовной ответственности за незаконный оборот наркотиков до 14 лет. Более того, ряд исследователей считает, что имеются все основания снизить возрастной порог уголовной ответственности и ниже 14-ти лет. Так, И.А. Кудрявцев полагает, что в возрасте между 12 и 14 годами у человека уже имеется способность к сознательному регулированию поведения в уголовно-значимых ситуациях. Подобных взглядов придерживался и выдающийся психолог советского периода С.Л. Рубинштейн, который на основе экспериментального материала установил, что в указанном возрасте волевая сфера человека приобретает самостоятельный характер .
Ряд ученых, в том числе и М.Л. Прохорова , считают, что у наркомана, особенно в период абстиненции (наркотическое голодание) снижается способность руководить своими действиями. В этой связи возникает вопрос: как оценить законодательное положение, закрепленное в ст.23 УК о том, что: «лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности»? Не противоречит ли оно уголовно-правовым принципам субъективного вменения и справедливости? При том, что лица, имеющие диагноз «наркомания», как правило, признаются вменяемыми в отношении инкриминируемых им преступлений. Такая позиция во многом объясняется тем, что сознательно употребляющее наркотики лицо, даже попав в зависимость от них (вследствие систематического их потребления), все же не лишается способности осознавать свои действия и руководить ими даже в состоянии наркотического опьянения. Однако когда систематическое употребление наркотических средств, психотропных веществ либо их аналогов достигло столь значительной степени, что возникли стойкие изменения в психике и лицо потеряло возможность руководить своими действиями, экспертиза может признать его невменяемым.
Вопрос о форме вины при совершении преступлений, предусмотренных ч.ч. 1-2 ст. 228 и чч. 1-3 ст. 228-1 УК РФ, не является дискуссионным. Данные преступления могут совершаться только умышленно. При этом умысел возможен только прямой. Понятие прямого умысла закреплено в ч.2 ст. 25 УК РФ. Применительно к исследуемому преступлению отношение виновного к совершаемому им деянию выражается в осознании того, что он совершает незаконные действия, перечисленные в диспозициях ст. 228, ст. 2281 УК РФ, с наркотическими средствами, психотропными веществами или их аналогами и желает их совершить. В виду того, что законодательное определение прямого умысла ориентировано на преступления с материальным составом (желание в нем связано только с общественно опасными последствиями, в которых воплощен вред, причиняемый объекту), в преступлениях с формальными составами предмет желания виновного составляет само деяние.
Для квалификации действий субъекта по ст. 228 УК РФ обязательным условием является отсутствие цели сбыта у виновного .
Понятие «без цели сбыта» означает, что виновный, приобретая либо храня наркотики, не имел намерения передать их в распоряжение другого лица. В случае, если при незаконном приобретении либо хранении наркотических средств и их аналогов имеется цель сбыта, то такие деяния подлежат квалификации по ч.1 ст. 30 и ст. 2281 УК РФ.
Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч.1 ст. 2281 УК РФ, заключается в осознании незаконности производства, сбыта или пересылки наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в небольших размерах и желании совершения этих действий. Учитывая, что законодатель прямо не указывает цели совершения таких незаконный действий с наркотиками как производство и пересылка, можно предположить, что все эти действия, включенные в диспозицию ч.1 ст. 2281 УК РФ «по умолчанию» совершаются с целью сбыта.
Установление цели сбыта при незаконных действиях с наркотическими средствами, психотропными веществами или их аналогами, в некоторых случаях правоохранительной деятельности, основывается только на факте обнаружения у лица значительного количества наркотического средства, психотропного вещества и их аналогов, либо одних показаний виновного лица.
По моему мнению, под значительным количеством наркотического средства надлежит понимать такое количество указанных объектов, которое превышает их особо крупный размер. Однако и такой подход не является бесспорным. При определении рассматриваемой значительности следует исходить не только из количественного признака, но и из всех обстоятельств конкретного дела, имеющих сугубо индивидуальный характер.
Например, обязательно должны учитываться сведения об источниках существования лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, стоимости приобретенных наркотиков, употребления или неупотребления их виновными и т.п.
Так, Октябрьским народным судом г. Москвы И. был осужден по ч. 3 ст. 224 УК РСФСР за изготовление, хранение, перевозку наркотических средств без цели их сбыта. Из материалов дела следует, что И. в Ленкорани изготовил раствор опия, привез его в Москву и хранил по месту жительства. При задержании И. в квартире был обнаружен раствор опия, сухой вес которого составил 100,45 г. Органы предварительного расследования и суд при квалификации действий И. исходили лишь из его заявления о том, что он привез наркотики для собственного потребления. Вместе с тем, из материалов дела видно, что квартиру, в которой И. с супругой временно проживали, систематически посещали посторонние лица и покидали ее в одурманенном состоянии. В момент задержания И. в квартире находилось еще несколько человек. Там было обнаружено более 10 л раствора опия в различных емкостях. Суд и органы предварительного расследования не обратили внимания и на то, что в квартире было изъято 65 пустых пузырьков с пробками. По показаниям супруги И. ее муж после приезда в Москву постоянно в послеобеденное время посещал Черемушкинский рынок. Изложенные обстоятельства обязывали следствие, и суд глубже исследовать версию о наличии в действиях И. на сбыт имевшихся у него наркотиков.
Итак, значение субъективной стороны преступления в рассматриваемых составах сложно переоценить. Субъективная сторона преступления позволяет отграничить друг от друга составы преступления, сходные по объективным признакам; как составная часть основания уголовной ответственности она отграничивает преступное поведение от непреступного. Фактическое содержание факультативных признаков субъективной стороны преступления, даже если она не указана в норме Особенной части УК РФ, в значительной мере определяет степень общественной опасности, как преступления, так и лица, его совершившего, а значит, характер ответственности и размер наказания с учетом положений статей 61, 63 и 64 УК РФ.
С учетом изложенного можно уверенно сказать, что субъективная сторона преступления имеет важное значение и для обоснования уголовной ответственности, и для квалификации преступления, и для назначения наказания. В связи с эти высшие судебные органы неоднократно указывали судам на необходимость тщательно исследовать и устанавливать содержание субъективной стороны преступления: форму вины, содержание и направленность умысла, мотивы и цели преступления.
В целях правильного применения уголовного законодательства об ответственности за незаконный оборот наркотических средств, в правоприменительной деятельности необходимо не только четкое понимание содержания рассматриваемых составов, но и отличие данных преступлений от других смежных составов и правильной квалификации при совокупности с составами преступлений, предусмотренных ст. ст. 228 УК РФ. В рамках настоящего параграфа полагаем целесообразным рассмотреть соотношение составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 228 УК РФ, с другими родственными составами, их отличия от иных составов преступлений, предусмотренных УК РФ, содержащих некоторые сходные признаки.
Наркотические средства, составляющие предмет рассматриваемых преступлений, в некоторых ситуациях могут являться орудиями и средствами при совершении иных преступлений. Так, Абрамов и Сулейманов похитили Демидова из корыстных побуждений, удерживали его в пригороде г.Орла. Соучастники знали, что Демидов употреблял наркотики, однако до поры их потерпевшему не передавали. Когда же для них возникла опасность разоблачения, Абрамов и Сулейманов предложили потерпевшему и передали смертельную дозу героина, что вызвало его смерть. Суд, наряду с другими статьями обвинения, вменил подсудимым и п. «г» ч.2 ст.230 УК (склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ, совершенное группой лиц) .
Считаю, что квалификация действий виновных по ст.230 УК является излишней. Поскольку, в соответствии с направленностью умысла виновных на лишение жизни потерпевшего, в данном случае наркотические средства являлись орудием убийства. Тот факт, что формально имелись признаки состава преступления, предусмотренного ст.230 УК, еще не дает оснований применить указанную статью. При этом считаем, что и сбыт наркотических средств (ст.228-1 УК) в данном случае было бы вменять нецелесообразным, по тем же основаниям.
В науке уголовного права остается дискуссионным вопрос о моменте окончания приобретения, хранения либо сбыта наркотического средства. В частности, одной из насущных проблем практики является квалификация деяний виновного в незаконном обороте наркотиков при наличии проверочной закупки . Некоторые авторы предлагают действия лица, сбывающего наркотики при контрольной закупке рассматривать как оконченный состав преступления при реализации им наркотиков. В качестве подтверждающего свою правоту довода, сторонники указанной позиции ссылаются на то, что ст.228 (ныне, и 228-1) УК имеет формальную конструкцию состава, преступление окончено независимо от наступления преступного результата.
Следует учесть, что купля-продажа наркотических средств при проверочной закупке, в соответствии со ст. 170 ГК РФ, есть сделка мнимая. Реального сбыта наркотиков не происходит,
• Проверочная закупка определяется пунктом 4 ч.1 ст.6 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и представляет собой совокупность действий по созданию оперативно-розыскным органом ситуации сделки (мнимой), в которой под контролем оперативно-розыскного органа возмездно приобретаются товар или предметы (без цели потребления или сбыта) у лица, обоснованно подозреваемого в совершении преступления с целью получения информации о вероятной преступной деятельности, а также решения иных задач ОРД. Проверочная закупка осуществляется в процессе оперативно-розыскной деятельности а лишь имитация. В то же время умысел виновного был направлен на незаконный оборот наркотических средств. Поэтому мы присоединимся к мнению тех ученых, которые считают, что в подобных случаях деяние следует квалифицировать как покушение на сбыт наркотических средств. То, что в таком случае преступление незавершенно, осознают и практические работники в сфере борьбы с наркооборотом.
У практиков вызывает затруднения квалификация деяний, выразившихся в совершении незаконного приобретения, хранения, перевозки, изготовления и переработки наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов в целях сбыта. Иногда такие действия квалифицируются как приготовление к сбыту по ч.1 ст. 30 и ч.1 ст. 228' УК РФ. Однако в большинстве исследованных нами случаев деяния виновных, даже при наличии признаков, свидетельствующих о последующей цели сбыта, оцениваются в конечном итоге по ст.228 УК. Для того, чтобы исключить двусмысленность в толковании, предлагаем предусмотреть ответственность за незаконное приобретение, хранение, перевозку, изготовление и переработку наркотических средств в целях сбыта в диспозиции ч.3 ст. 228 УК РФ. При этом, чтобы избежать неоправданной громоздкости в названии статьи 228-1 УК РФ, изменить ее название на «Незаконный оборот наркотических средств».
В предверии принятия Закона от 08.12.2003 г. № 162, в литературе было высказано мнение о том, что действия но незаконному наркообороту, в соответствии с их общественной опасностью, следует группировать таким образом:
• приготовление, хранение, перевозка и пересылка;
• изготовление и переработка;
• сбыт.
Как видим, законодатель пошел иным путем, выделив в ст.228-1 УК ответственность за незаконные производство, сбыт или пересылку наркотических средств, а в ст.228 - за иные незаконные действия с наркотиками. Видимо законодатель предпринял попытку устранить трудности в процессе доказывания цели сбыта. По нашему мнению, нынешняя редакция статей не совсем удачна. Употребляя термин «сбыт» в ч.1 ст.228-1 УК, законодатель ставит его в один смысловой ряд с такими понятиями, как «производство», «пересылка». При этом не учтено качественное отличие деяния, выражающееся в сбыте, от иных деяний по незаконному обороту наркотиков. Действительно, нередко производство и пересылка составляет подготовку к сбыту либо часть действий по сбыту. И в этих случаях производство и пересылка равнозначны по своей общественной опасности сбыту. Однако так бывает далеко не всегда. Достаточно часто и производство и пересылка осуществляется без цели сбыта (для личного употребления). В этом случае опасность таких действий гораздо ниже действий по сбыту, а ответственность одна и та же. Вывод: такое положение не соответствует принципу справедливости. Более того, действия, перечисленные в диспозиции ч. 1 ст.228 УК также могут составлять подготовку с сбыту наркотиков.
Еще один проблемный вопрос видим в толковании квалифицирующего признака ч.2 ст.228-1 УК «группа лиц по предварительному сговору». Так, Игнатьев в сельской местности изготовил наркотические средства и собирался примерно одну десятую изготовленного сбыть в областном центре, а остальное оставить себе для собственного употребления. Для транспортировки наркотиков привлек Ивлиева, имевшего машину. В областном центре сбыл примерно половину от намеченного к реализации, поехал на другую «точку» для того, чтобы сбыть оставшееся запланированное к сбыту наркотическое средство. В этот момент сообщил Иелиеву о цели своей поездки и своих планах по реализации наркотиков. Ивлиев уговорил его сбыть все имевшиеся наркотики, сообщив выгодные места сбыта.
Дискуссионный характер имеет толкование смысла примечания ст.228 УК. Примечанием к ст. 228 УК РФ, в первой его части, предусмотрена поощрительная норма, раскрывающая условия освобождения от уголовной ответственности за преступные действия, предусмотренные указанной статьей. К таковым относятся: 1) добровольная выдача наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов органам власти; 2) активное способствование раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов; изобличению лиц, их совершивших, обнаружение имущества, добытого преступным путем. Законом от 08.12.03 года в норму введено весьма своевременное дополнение, согласно которому отсутствует добровольность сдачи указанных предметов при их изъятии во время задержания лица, а также при производстве следственных действий по их обнаружению и изъятию. На необходимость такого дополнения, отсутствие которого позволяло виновным необоснованно уклоняться от уголовной ответственности, мы неоднократно указывали в своих работах.
При рассмотрении дел о преступлениях, предметом которых являются наркотические средства или психотропные вещества, судам надлежит руководствоваться постановлением Правительства Российской Федерации от 7 февраля 2006 года № 76 «Об утверждении крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 2281 и 229 Уголовного кодекса Российской Федерации», содержащим списки наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации запрещен в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (список I) либо ограничен и в отношении которых устанавливаются меры контроля в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (список II), а также список психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации ограничен и в отношении которых допускается исключение некоторых мер контроля в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации (список III) .
Не исключается возможность освобождения от уголовной ответственности лица, хотя и не сдавшего наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги в связи с отсутствием у него таковых, но активно способствовавшего раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем. Такие случаи возможны, когда, например, лицо непосредственно с наркотическими средствами, психотропными веществами либо их аналогами дело не имеет, но оказывает содействие в преступном манипулировании данными объектами. С таким подходом мы согласны. В то же время следует в п. 1 Примечания после слов «их аналоги и» добавить в скобках союз «или», что будет способствовать более точному выражению воли законодателя.
В последнее десятилетие дискуссия по поводу объекта преступления приобрела особую остроту. Наряду со старыми, предложены новые подходы в определении объекта. Полагаем нецелесообразным отходить от традиционной теории объекта преступлений, как определенных общественных отношений, поставленных под охрану уголовного закона, которая была предложена учеными советского периода. Во всяком случае, ее применение вполне оправданно применительно к исследуемым преступлениям.
Сформулируем следующие выводы.
• За совершение преступлений, предусмотренных ст.228 и ст.228-1 УК, целесообразно снижение возраста уголовной ответственности до 14 лет, поскольку уже с 14 лет лицо вполне осознает общественную опасность и характер деяния, выраженного в незаконном обороте наркотических средств.
• В то же время не можем согласиться с предложениями о снижении возраста уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических средств ниже 14 лет, потому как долговременная практика применения отечественного уголовного закона показала, что до 14 лет человек еще не в состоянии в полной мере осознавать совершаемые деяния, их характер и в полной мере руководить своими поступками.
• Исследуемые составы преступлений (ст.228 и ст.228-1 УК) с субъективной стороны характеризуются только умышленной виной и только с прямым умыслом. Сказанное вытекает из особенностей конструкции рассматриваемых составов, а также характера деяний, ими предусмотренных.
• При квалификации рассматриваемых преступлений важнейшее место отводится установлению цели совершения преступления. Хотя при совершении некоторых разновидностей анализируемых преступлений цель и не является конструктивным признаком состава (например, при приобретении наркотиков в крупном размере), ее установление обязательно и в этих случаях, поскольку этот признак позволяет отграничить деяния, не связанные с незаконным сбытом наркотических средств.
Исследование незаконного оборота наркотиков показало, что в изучаемом явлении в наиболее сконцентрированном виде проявляется весь комплекс социально-экономических, демографических, правовых, социально-психологических и других проблем, влияющих на криминальную ситуацию в России. Вместе с тем ему, как и другим видам отклоняющего поведения, присущ свой, специфический, комплекс детерминант, определяющих его происхождение и развитие.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:


1. Конвенция о психотропных веществах. Заключена в Вене 21 февраля 1971 г.
2. Конвенция ООН «О борьбе против незаконного оборота нарк. Средств и псих., вещ-в,» Вена 20 дек. 1988 г.
3. Конституция РФ
4. Уголовный Кодекс РФ
5. Гражданский Кодекс РФ
6. Кодекс об административных правонарушениях
7. Постановление Правительства РФ от 13 сент. 2005 г. № 561 «о федерально-целевой программе Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 2005-2009 годы» СЗ РФ 2005г.
8. Афян Э. Мотив и цель незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ // Уголовное право. - 2003. - №2. –
9. Бабурин СВ. Проблема психологической безопасности сотрудников ОВД// Проблемы региональной безопасности: Материалы межвузовской научно-практической конференции. — Смоленск: СФ МосУ МВД России, 2003. - С. 115-117.
10. Брайцева Е.А. Предупреждение преступлений, совершаемых следователями и дознавателями в системе органов внутренних дел: Учебное пособие / Под ред Н.В.Тарасова. - М.: ЮИ МВД РФ, 2002.
11. Гусарева К.Г. Теоретический анализ причин формирования криминальных конфликтов // Право и политика. - 2004. - № 1.
12. Журавлев М.П., Журавлева Е.М. О принципах государственной политики борьбы с преступностью // Журнал российского права. — 2003. — №4.
13. Криминология / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, Ю.Н.Аргуновой. - М., 2001.
14. Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении. Учебник для вузов / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. - М.: ЗЕРЦАЛО, 2009. - С. 183
15. Курс уголовного права. Особенная часть. Том 4. Учебник для вузов / Под ред. Н.Н. Борзенкова и B.C. Комиссарова. - М.: ЗЕРЦАЛО, 2009
16. Курченко В. Проблемы квалификации незаконного оборота наркотиков // Уголовное право. - 2003. - №2. - С.45-46.
17. Курченко В.Н. Противодействие незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ. - СПб.: «Юридический центр Пресс», 2009.
18. Лунеев В.В. Тенденции современной преступности и борьба с ней в России // Государство и право. - 2004. - № 1.
19. Противодействие незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ. Учебное пособие. Часть II. / Под ред. А.Н. Сергеева. - М.: ГУБНОН СКМ МВД России, Московская академия МВД России, Изд-во «Щит-М», 2009. –
20. Прохорова М.Л. Наркотизм: социально-психологические, криминологические, уголовно-правовые аспекты. Автореф. дис.... д-ра юрид. наук. - Саратов. - 2009.
21. Симакова И. Правовая характеристика психотропных веществ // Уголовное право. - 2004. -№2.-С.122-123.
22. Тесс Л. В. Борьба с преступностью и ее концепция в XXI веке // Проблемы преступности: традиционные и нетрадиционные подходы. — М.: Российская криминологическая ассоциация. — 2003.
23. Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. - М.: Новый юрист, КноРус, 2007.
24. Харьковский Е.Л. О проблеме возраста уголовной ответственности за незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов // Следователь. - 2004. - №3. -С.18.
25. Энгельгард А.А. Уголовное право. Особенная часть. Учебник / Под общ. ред. Л.Д. Гаухмана и С.В. Максимова. - М., Эксмо, 2009
Тематика: Нет
105064, Москва, а/я 360 Телефон: (495) 662-67-67 / Факс:(495) 662-67-68
E-mail: info@naukaxxi.ru