О Фонде | Научно-исследовательская деятельность | Издательская деятельность | Мероприятия | СМИ о Фонде | Контакты
12 июня 2019
24 мая 2019
22 мая 2019
18 мая 2019
8 мая 2019
20 августа 2019
20 августа 2019
20 августа 2019
20 августа 2019
19 августа 2019
Материалы и публикации о безопасности
О сути и сущности реальной специфики применения Воздушно-десантных войск в современной вооруженной борьбе
к.в.н., профессор АВН, с.н.с. ИХФ РАН
I.    Введение
Весьма существенные кардинальные изменения военно-политической обстановки в мире за последние годы обусловили принципиальную необходимость уточнения взглядов на обеспечение военной безопасности РФ в т.ч. с учетом новых форм и методов ведения вооруженной борьбы многими армиями в глобальном масштабе. И вполне естественно, вышеуказанные изменения не могли не оказать существенного влияния на изменение взглядов на способы и средства ведения боевых действий различными контингентами Вооруженных сил (ВС) нашей страны. В частности, заслуживают серьезного концептуального анализа и оценки цели, задачи и порядок применения отечественных Воздушно-десантных войск (ВДВ) в локальных войнах и вооруженных конфликтах последних 2-х – 3-х десятилетий с целью установления того, насколько они предопределяли роль и место парашютно-десантных частей и подразделений в общей системе ведения военных действий в рамках оперативно-тактических и стратегических операций ВС нашей страны. По утверждениям бывшего Командующего ВДВ генерал-полковника Колмакова А.П., а равно, как и ныне действующего Командующего ВДВ генерал-лейтенанта Шаманова В.А. и других представителей Командования ВДВ этот контингент войск обладает особой спецификой их применения и ведения боевых действий. По определению, данному названными военачальниками, ВДВ – высокомобильный род войск быстрого реагирования, предназначенный для охвата противника и ведения боевых и диверсионных действий в его тылу.
ВДВ обладают высокой степенью стратегической и оперативно-тактической возможности перемещения и перегруппировки.
В этом и заключается суть рассматриваемой проблемы.

II.    Краткая историческая справка по развитию и применению Воздушно-десантных войск
В порядке исторической справки будет вполне справедливо отметить, что Воздушно-десантным войскам, особенно начиная с послевоенных лет развития Вооруженных сил Советского Союза, всегда уделялось особое внимание. Особенно ярко это проявилось в период командования ВДВ генералом армии Маргеловым В.Ф.
В этот период были детально разработаны оперативно-тактические и оперативно-стратегические основы применения ВДВ на всех этапах выполнения ими сложных задач: подготовка к высадке, высадка десанта парашютным, посадочным или смешанным способом (когда передовая часть личного состава десантируется парашютным способом и готовит плацдарм для высадки основных сил десанта посадочным способом) и далее главное -ведение высокоманевренных боевых действий в глубоком тылу противника и на заключительном этапе воздушно-десантной операции – соединение десанта с основными силами ВС.
Объективно и справедливо можно оценивать, что планирование и практическая отработка задач по применению оперативно-тактических и оперативно-стратегических воздушных десантов в тот период явились блестящим образцом в области развития военной науки и военного искусства.
Кроме того, в тот период части и соединения ВДВ получили на вооружение новейшие для того времени образцы вооружения и военной техники, значительное количество которых стало возможным десантировать парашютным способом. По-новому и исключительно с учетом особой специфики действий ВДВ, планировались и отрабатывались задачи боевого и материально-технического (тылового) обеспечения войск воздушного десанта.
В тот период именно с учетом особой специфики автору данной статьи также довелось принимать активное участие в военно-научном обосновании и разработке системы методов и средств защиты личного состава частей и соединений ВДВ от оружия массового поражения на всех этапах воздушно-десантной операции в т.ч. и на этапе их перелета в район десантирования на самолётах военно-транспортной авиации (ВТА).
Тогда же были обоснованы и предложены методы и способы использования личным составом десанта в районе боевых действий многочисленных образцов средств защиты от ОМП вероятного противника. Подобные научные разработки и предложения для личного состава воздушного десанта, действующего в глубоком тылу противника, имели очень важное значение.
Насколько был высок уровень боевой и оперативной подготовки частей и соединений ВДВ уместно напомнить одну из распространенных в тот период среди военнослужащих армии и флота правдоподобных легенд о том, как военные журналисты спросили В.Ф. Маргелова: «Что нового в развитии теории и практики применения крупных воздушных десантов можно отметить в настоящее время?» Он ответил так: «Приказали доставить (август 1968г.) А. Дубчека (в то время Первого секретаря компартии Чехословакии) в Москву и через несколько часов он был доставлен в Москву силами ВДВ».
Вот в этом простом, на первый взгляд коротком и ироничном ответе, (абстрагируясь от оценки неких идеологических основ, которые имели место быть в то время, от каких-то положений Международных соглашений между странами Варшавского договора, а также от каких-то положений международного права), были сконцентрированы огромные, реальные достижения в развитии теории и практики Воздушно-десантных войск в СССР. И это, как нельзя лучше, определяло в то время сущность рассматриваемой проблемы.
Тогда, учитывая особую международную напряженность (вторая половина 20-го столетия), которая оценивалась политологами и крупными военными специалистами не иначе, как своего рода предвоенный психоз, противоборствующие военные блоки планировали друг против друга массированное применение ядерного, химического, биологического и других средств массового поражения, проведение крупных воздушно-десантных операций на глубину 500 и более километров от линии боевого соприкосновения сторон.
Районы высадки крупных воздушных десантов предварительно планировалось подвергать ракетно-ядерным ударам с целью подавления и уничтожения сил противника в заданных районах с тем, чтобы во время высадки десанта свести к минимуму его противодействие.
В полосе пролета частей и соединений воздушного десанта в район высадки по всей глубине в тылу противника также предусматривалось осуществлять мощную огневую поддержку десанта всеми видами оружия: силами ВВС, РВСН, оперативно-тактических ракетных частей Сухопутных войск и т.д.
И поэтому в результате такого рода планируемой мощной огневой поддержки воздушного десанта считалось, что основными видами боевых действий ВДВ будут наступательные действия.
Так, например, считалось, что силами одного парашютно-десантного полка (пдп) можно успешно захватить за 2 часа целый город в глубоком тылу противника.
В порядке отступления от основной темы, по-видимому, можно предположить, что указанные выше военно-теоретические разработки некоторые видные военачальники 90-х годов прошлого века пытались применить при обосновании возможности силами одного пдп за 2 часа захватить г. Грозный в начале первой чеченской войны без мощной огневой обработки противника. Как известно, этого не произошло, поскольку был использован исключительно шаблонный подход к планированию военной операции без учета военных, временных и других военно-политических особенностей уже совершенно нового исторического периода.
Что же касается боевых действий, проводимых Вооруженными Силами России в локальных военных конфликтах и при проведении достаточно крупных контртеррорестических операций в последние годы, то следует констатировать, что Воздушно-десантные войска применялись как обычные мотострелковые части Сухопутных войск. И это, на наш взгляд, объясняется прежде всего тем, что достаточно подготовленных к боевым действиям войск, кроме ВДВ, в тот период в Вооруженных Силах РФ просто не хватало, в то время, как ВДВ практически всегда имели высокий уровень боевой выучки.

III.    О некоторых военно-теоретических аспектах развития Вооруженных Сил РФ и о проблемах реальной специфики применения ВДВ в современной вооруженной борьбе
К настоящему времени обстановка в стране изменилась к лучшему в сравнении с 90-ми годами прошлого века.
В настоящее время качественно новое военно-политическое, военно-экономическое и геополитическое положение РФ объективно предопределяет и неукоснительно требует иметь в составе Вооруженных Сил нового облика высокомобильные группировки войск, специально подготовленные к перебазированию их в кратчайшие сроки в удаленные районы на любых оперативно-стратегических направлениях в границах огромной по территории нашей страны и за ее пределами, в том числе и в целях освобождения граждан Российской Федерации, по тем или иным причинам оказавшихся в трудном или опасном положении в некоторых зарубежных странах, проявляющих весьма недружественное отношение к нашей стране. Такая вновь возникшая задача поставлена перед нашими Вооруженными Силами их Верховным Главнокомандующим, Президентом РФ Д.А. Медведевым в 2011 году.
Высокомобильные части и соединения ВС должны быть полностью аэротранспортабельны и автономны в бою.
Они должны быть отлично подготовлены к воздушному десантированию парашютным, посадочным или смешанным способом.
И такими войсками в составе Вооруженных Сил РФ нового облика должны стать современные ВДВ.
С учетом оценки современных форм и методов ведения вооруженной борьбы и с учетом того, что наши ВС изменились количественно и качественно, приобретая новый облик, Верховное Главнокомандование и Генеральный штаб Вооруженных Сил, используя ВДВ, могут в случае экстренной необходимости оперативно решать самые различные задачи вне пределов нашей страны, а также и на территории РФ в зависимости от складывающейся оперативной и стратегической обстановки. Поэтому реально настало время вновь рассматривать Воздушно-десантные войска в системе Вооруженных Сил как резерв Верховного Главнокомандования (ВГК) и Генерального штаба (ГШ) Вооруженных сил РФ.
И в этой связи я попытаюсь обосновать роль и место ВДВ в системе Вооруженных Сил в зависимости от складывающейся военно-политической обстановки для нашей страны. Для этой цели в настоящее время и в некоторой перспективе вполне закономерно провести некоторый короткий, но очень необходимый анализ, касающийся в целом развития наших Вооруженных Сил.
Начальник Генерального штаба ВС генерал армии Макаров Н.Е., выступая на общем собрании Академии военных наук 26.03.2011г. отметил, что результаты работы наших военных специалистов показали, что в конце 80-х годов и в последующие годы мы не заметили тенденции отставания наших ВС как структурно, так и технически от армий передовых в военном и экономическим отношении стран. Мы не сумели вывести наше военное искусство вперед. Мы законсервировали устаревшее вооружение для огромной армии, в частности, у нас недостаточно объективно оценивалось появление и дальнейшее развитие высокоточного оружия (ВТО), которое очень быстрыми темпами внедрялось в армиях западных стран и блока НАТО. И эти процессы стали особенно очевидными после 2003г., в войне США и стран НАТО по разгрому армии Ирака. И не менее четко это проявилось в грузино-южно-осетинском вооруженном конфликте в 2008г. И всем в эти годы стало вполне понятным, что в настоящее время и в будущем войны необходимо вести по-новому.
И чтобы выйти из создавшегося положения перед Верховным Главнокомандованием и Генеральным штабом ВС РФ в 2005-2010 годах четко обозначилась дилемма, решение которой представлялось в виде  трех вариантов:
- либо ничего не делать и продолжать опираться при обеспечении военной безопасности страны на существующие значительно отставшие от других стран ВС;
- сократить армию и флот РФ количественно до 1 млн. военнослужащих и на этом прекратить военное формирование;
- создать в каждом военном округе по одной общевойсковой армии постоянной боевой готовности, оснащенной современным вооружением.
В соответствии с оценкой существующего для РФ военно-политического положения  и прогнозов ее развития был выбран третий вариант развития наших ВС. Обстановка в мире и внутри нашей страны требовала от Руководства государства быстрого создания структурно и военно-технически новой армии практически без эксперимента.
К настоящему времени в РФ созданы Вооруженные Силы нового облика, в которых насчитывается 85 бригад постоянной боевой готовности, а общая численность ВС составляет 1 млн. военнослужащих. 85 бригад постоянной боевой готовности – много это или недостаточно для обеспечения военной безопасности РФ?
Вполне естественно, что  у всякого нового всегда проявляются активные сторонники и не менее активные оппоненты.
Основываясь на общих базовых военно-теоретических концепциях, хотелось бы выразить авторскую точку зрения по существу данной проблемы.
Я считаю, что количественный и качественный состав Вооруженных Сил (условно обозначим его, как параметр «А») любого самодостаточного суверенного государства не может (не должен!) иметь на многие годы вперед одно и то же строго установленное количество военнослужащих с соответствующим современным вооружением и военной техникой (ВВТ). Параметр «А» интегрально и всецело определяется и обусловливается состоянием военно-политической ситуации в мире и не менее важным фактором – военно-экономическим положением в стране (условно обозначим его, как параметр «В»).
Параметры «А» и «В» объективно должны находиться в постоянной, динамической, системной взаимозависимости и взаимообусловленности, т.е. это схематично может быть представлено, как «А» ↔ «В».
В правильности и объективности решения задач выраженной системной зависимости должна заключаться государственная политика в области военного строительства с целью надежного обеспечения военной безопасности страны.
Определение соответствующих направлений векторов между параметрами «А и «В» должно быть важнейшей государственной проблемой и одной из главнейших задач Верховного Главнокомандования и Генерального штаба ВС РФ.
Из этого следует, что важнейшей практической задачей военных и гражданских специалистов в области обеспечения национальной безопасности РФ является то, чтобы в кратчайшие сроки овладеть методологией научного с достаточно высокой степенью точности моделирования процессов взаимозависимости параметров «А» и «В» и получения достоверных результатов, решая эту задачу.
В конечном счете все это позволит Руководству страны объективно, эффективно и безболезненно для экономики страны и решения основных социальных вопросов осуществлять правильный маневр экономическими и финансовыми ресурсами государства.
Овладение методами проведения точного и адекватного учета взаимозависимости параметров «А» и «В» не позволит необоснованно допускать чрезмерного роста военного и военно-технического потенциала (параметр «А») тогда, когда этого не требует военно-политическая обстановка в мире (параметр «В»), а равно, как окажется недопустимым не досмотреть возникающего ситуационного момента, когда в обязательном порядке потребуется в соответствующем обстановке темпе наращивать потенциал, определяемый параметром «А».
Вместе с этим Руководству страны также очень важно не допустить при проведении точного учета взаимозависимости параметров «А» и «В» того, чтобы при этом исходить только из одного условия, когда параметр «А должен находиться в каком-то определенном статическом состоянии в течение многих лет, в надежде, что он в состоянии обеспечить ответный удар по вероятному противнику, и не белее того. А такой позиции придерживаются и активно навязывают ее нашему общественному мнению некоторые достаточно хорошо известные политологи и даже некоторые госчиновники.
Но они, по-видимому, не могут или не хотят позволить себе допустить, что военная обстановка для РФ может сложиться таким образом, что ответный удар будет невозможно, или почти невозможно выполнить.
Следовательно, подобное положение необходимо всегда очень внимательно учитывать при определении путей и масштабов развития параметра «А».
И поэтому многие известные и высококомпетентные военачальники нашей страны вполне правомерно и обоснованно при оценке реально складывающейся для РФ военно-политической ситуации в настоящее время, в ближайшей и среднесрочной перспективе предлагают Руководству страны в кротчайшие сроки осуществить структурное и техническое совершенствование и активизацию постоянного взаимодействия ВГК и ГШ ВС в области военного строительства и проведения военно-технической политики.
Результаты системного анализа возможных военно-политических ситуаций, определяющих основные формы и методы ведения вооруженной борьбы в ближайшее время и в будущем, позволяют с достаточно высокой степенью достоверности рассматривать деятельность Вооруженных Сил РФ по обеспечению военной безопасности в виде следующих основных составляющих:
1.    Готовность ВС противостоять попыткам проявления военных угроз нашему государству, агрессивному давлению и шантажу методом демонстрации активного военного приготовления.
Военно-политическое Руководство нашей страны полностью не отрицает и того, что возможная в будущем война может быть глобальной, т.е. широкомасштабной.
И в данном контексте следует отметить, что в значительной мере недружественное, агрессивное отношение к нашей стране может возникнуть наиболее вероятно из-за претензий некоторых ведущих держав мира на использование наших топливно-энергетических ресурсов, а также с целью захвата некоторых наших территорий, захвата рынков сбыта на не выгодных для России условиях и т.д. И такое положение, по-видимому, сохранится еще в течение длительного исторического периода. И поэтому наши Вооруженные Силы должны быть подготовлены к выполнению задач по ведению или участию в широкомасштабной войне. В то же время ВС РФ должны представлять собой такую необходимую военную силу и мощь, чтобы не допустить развязывания широкомасштабной войны против Российской Федерации.
В настоящее время и в будущем для России в качестве главного, а по существу абсолютного сдерживающего фактора от развязывания против нее крупных военных конфликтов и широкомасштабных войн является прежде всего ракетно-ядерное оружие или ракетно-ядерная триада наших Вооруженных Сил в оптимальном сочетании с хорошо подготовленными силами общего назначения.
И этот основополагающий базис военно-политической защищенности РФ является реально действенным уже многие десятилетия, также он проявляет себя и в настоящее время.
2.    В соответствии с требованиями Федерального закона № 35-ФЗ от марта 2006 года «О противодействии терроризму» готовность Вооруженных Сил РФ к отражению постоянно существующей угрозы совершения террористических действий с применением различных видов оружия и специальных средств.
В этой связи, исходя из оценки точности и объективности взаимозависимости обозначенных выше параметров «А» и «В», а также из общих военно-теоретических положений, имея в виду то, что современная война может к нам «прилететь», а не «прийти», ВГК и ГШ ВС должны постоянно иметь в своем распоряжении высокомобильный с высоким уровнем военной выучки, оснащенный современными высокоэффективными образцами вооружения и военной техники специальный контингент войск, способных в короткое время ликвидировать опасный фактор, возникший в результате провокаций или внезапных нападений на нашу страну. Для этой цели  наши ВС имели и имеют в своем составе Воздушно-десантные войска. Но их непременно надо готовить с учетом их главной специфики ведения боевых действий в тылу противника, или на большом удалении от главных сил армии и флота на территории РФ, хотя некоторые военные специалисты считают что специфика ведения боевых действий ВДВ заключается только в автономности их действий. Но это утверждение не совсем правильно. К ведению боевых действий автономно в условиях современной вооруженной борьбы практически должны быть готовы все части и соединения Сухопутных войск.
 Личный состав частей и соединений ВДВ, чтобы наиболее успешно выполнять задачи, определяемые ВГК и ГШ ВС, должен иметь исключительно высокий уровень физической и боевой подготовки. В современном общевойсковом бою, а тем более в бою, проводимом в тылу противника после десантирования парашютным способом, индивидуальная и групповая выучка приобретает особенно важную роль. Особенно важное значение в современной вооруженной борьбе имеет также высокий уровень индивидуальной защищенности военнослужащего от различных видов оружия, в т.ч. и от качественно новых биологических и химических средств массового поражения.
В настоящее время сохранение жизни личного состава, в особенности в ВДВ, его боеспособности, физической выносливости является одним из главных требований, предъявляемых к командирам различных войсковых звеньев. И как указывалось выше, последнее предопределяет необходимость отработки всего сложнейшего комплекса задач, по подготовке к десантированию, десантированию в район боевых действий и ведению там высокоманевренных боевых действий. Без такой подготовки части и подразделения ВДВ в чрезвычайных условиях не смогут качественно и в полном объеме выполнить задачи ВГК и ГШ ГШ ВС в качестве их специализированного резерва. А без этого практически невозможно полагать, что Вооруженные Силы нашей страны смогут надежно обеспечить военную безопасность РФ.
Как уже отмечалось, последние два десятилетия части и соединения ВДВ применялись в боевых условиях как обычные мотострелковые войска. Основная часть времени в процессе их боевой и оперативной подготовки отводилась в основном для отработки задач по ведению обычного общевойскового боя в составе основных сил наших войсковых группировок, который в современных условиях стал носить, как правило, очаговый характер без сплошной линии боевого соприкосновения противоборствующих сторон. На это в основном и целом были сориентированы командиры парашютно-десантных частей и подразделений при обучении подчиненных. И в то же время сложилось так, что как бы затерялась главная направленность боевой и оперативной подготовки ВДВ весьма сложная, трудная в моральном и физическом плане подготовка к проведению и самому проведению воздушно-десантной операции в тылу противника или в абсолютном отрыве от основных наших войсковых группировок в удаленных территориях нашей огромной страны.
В этой связи, на наш взгляд, целесообразно рассмотреть версии некоторых современных авторов о возможных действиях ВДВ в современных условиях.
По мнению некоторых современных военных специалистов (С. Докин и др.) основными задачами ВДВ в современных условиях могут быть:
«В мирное время – проведение самостоятельно миротворческих операций или участие в многосторонних акциях по поддержанию (установлению) мира в соответствии с Решениями (Резолюциями) Организации Объединенных наций (ООН», Содружества Независимых государств (СНГ) в соответствии с международными обязательствами РФ».
Однако, в порядке обсуждения этого положения следует отметить, что указанная выше задача абсолютно не является специфичной для Воздушно-десантных войск. Эта задача относится в целом к Вооруженным Силам РФ. И более того, эта задача полностью отвлекает части и подразделения ВДВ от обязательной, необходимой боевой и оперативной подготовки с целью ведения боевых действий в тылу противника.
Т.е. если исходить из обозначенных современными авторами задач ВДВ для мирного времени, то специально подготовленных парашютно-десантных частей и соединений в составе ВС страны иметь не следует. И ни о какой особой специфике применения ВДВ речи быть не может.
«В угрожаемый период – усиление войск прикрытия государственной границы, участие в обеспечении оперативного развертывания группировок войск на угрожаемых направлениях, выброска парашютных десантов в труднодоступные районы страны, усиление охраны и обороны  важнейших государственных объектов, борьба со специальными войсками противника, содействие другим войскам и органам безопасности в борьбе с терроризмом и в иных действиях».
По содержанию вышеперечисленных задач необходимо в первую очередь привести разъяснения начальника ГШ ВС генерала армии Н.Е. Макарова о том, что угрожаемого периода в современных войнах и военных конфликтах чаще всего не будет.
Кроме того, если ВДВ определены и составляют резерв ВГК и ГШ ВС, то следует иметь в виду, что они должны быть готовы к практически немедленному, экстренному перебазированию их в заданный район боевых действий, как правило, способом воздушного десантирования на самолетах ВТА.
Если же части и соединения ВДВ перебазировать в значительно удаленные и достаточно напряженные в боевом и оперативном отношении районы своим наземным ходом или с помощью других видов транспорта, кроме ВТА, то ВДВ по существу теряют свою специфику и свою специфическую роль как резерва ВГК и ГШ ВС. На то они и называются Воздушно-десантными войсками.
Промедление или неоправданное затягивание выполнения боевых задач в заданных районах боевых действий по Решению ВГК и   ГШ ВС может привести к весьма негативным последствиям для страны в целом. Неиспользование ВДВ по прямому назначению может лишить Верховное Главнокомандование и Генеральный штаб ВС возможности достижения стратегического успеха в обеспечении военной безопасности страны. Этого допускать нельзя.
Этот вопрос заслуживает внимания еще и потому, что структура Вооруженных Сил нового облика пока еще недостаточно качественно и количественно на данной исторический период обоснована в практическом плане.
«В ходе военных действий – высадка различных по составу и предназначению воздушных десантов и ведение боевых действий в тылу противника по захвату, удержанию, выводу из строя или уничтожению важных военных и государственных объектов, участие в разгроме или блокировании войсковых группировок противника, прорвавшихся в оперативную глубину наших войск, а также в уничтожении десантов противника, высадившихся в тылу наших сил».
Если первая часть обозначенных задач реально является специфичной для того, чтобы эти задачи выполнялись Воздушно-десантными войсками, то вторая их половина, связанная с уничтожением или блокированием сил противника, действующих на нашей территории, по существу абсолютно не специфична для использования частей и соединений ВДВ. Подобные задачи должны выполняться, главным образом, силами общего назначения Вооруженных Сил, Внутренними войсками МВД РФ и силами ФСБ РФ.
В целом при рассмотрении возможных вариантов применения ВДВ в современной вооруженной борьбе практически остается открытым, а точнее остался забытым, вопрос о боевой (огневой) поддержке различными видами оружия воздушно-десантной операции на всех этапах ее выполнения, проводимой по Решению ВГК и ГШ ВС. Эта проблема об огневой поддержке воздушного десанта в целом связана с тем, насколько возможно по существу достижение целей от осуществления воздушно-десантной операции. Поэтому, на наш взгляд, проблема огневой поддержки воздушного десанта в современной вооруженной борьбе требует незамедлительного разрешения в теоретическом и практическом плане.
Таким образом, как следует из рассмотренных возможных вариантов применения Воздушно-десантных войск в современной вооруженной борьбе практически слабо или вообще не представлены обоснования в пользу особой специфики действий ВДВ в настоящее время и в будущем.
Возможно, по этой причине некоторые военные специалисты считают что, если ВДВ в процессе военного реформирования по созданию ВС нового облика остаются в прежнем составе, то необходимо уменьшение количества соединений ВДВ, предназначенных для десантирования парашютным способом.
По нашему мнению и, учитывая приведенные  выше обоснования о том, что ВДВ должны быть резервом ВГК и ГШ ВС, подобные предложения являются некорректными и они не имеют оснований для их реализации.
Что же касается создания на базе некоторых воздушно-десантных соединений аэромобильных десантно-штурмовых частей для действия на вертолетах в т.ч. и с целью проведения спецопераций, то очевидно по этому поводу можно представить следующие соображения.
С точки зрения организации повседневной военной службы и осуществления повседневной боевой подготовки предложение, скорее всего, может быть реализовано. Однако, исходя из того, что десантно-штурмовые части будут выполнять боевые задачи по решению оперативно-тактического командования ВС, а не ВГК и ГШ ВС, то данное предложение, на наш взгляд, может в дальнейшем пока только изучаться с целью обоснования и определения роли и места воздушно-штурмовых частей в боевых действиях под руководством тактического и  оперативного командования ВС. В подобных операциях части и подразделения ВДВ, по-видимому, могут привлекаться только частично и будут действовать в составе вертолетного десанта совместно с личным составом общевойсковых частей и подразделений. Но тем не менее участие Воздушно-десантных войск в составе вертолетного десанта может составлять не основное правило, а только исключение.
Одновременно следует обратить внимание и на тот факт, что в прошедшие годы у Руководства ВС страны и Командования ВДВ постоянно отмечалось некое стремление к оснащению частей и соединений ВДВ разнообразной бронетехникой по аналогии с мотострелковыми войсками. Ранее также представлялось, что части и соединения ВДВ должны как можно больше иметь у себя средств боевого и тылового обеспечения, т.е. по их мнению у воздушного десанта всегда должен был быть в наличии «хороший обоз». Однако это в то же время, в принципе, противоречило основному замыслу применения воздушного десанта – это ведение активных высокоманевренных боевых действий.
В новых исторических условиях вопрос о военно-техническом обеспечении ВДВ также пока не в полном объеме решается, и насколько он  соответствует тем задачам, которые могут быть поставлены ВГК и ГШ ВС перед ВДВ, пока представляется в значительной мере открытым.
Вполне понятно, что в современных условиях ведения вооруженной борьбы четко выявилась необходимость внедрения в ВС, в т.ч. и прежде всего в ВДВ, новейших, отвечающих современным требованиям, образцов ВВТ. Одновременно представляется объективным считать, что в первую очередь в части и подразделения ВДВ необходимо внедрять наиболее эффективные средства ведения боя (боевого обеспечения) индивидуального и группового применения. И все эти образцы нового вооружения должны быть непосредственно у десантника.
В соответствии с новыми военно-техническими возможностями необходимо проводить достаточно четкие военно-научные обоснования конкретных требований к новым образцам ВВТ для ВДВ.
Как нам представляется, в данном контексте наряду с мощной, но способной к десантированию парашютным способом вооружением и специальной военной техникой, личный состав воздушного десанта (отдельные подразделения) должен быть в необходимом количестве обеспечен легкими огнеметно-зажигательными образцами вооружения, индивидуальными летательными аппаратами (скорее всего навесными), а также легкими беспилотными многоцелевыми летательными аппаратами.
Обоснования современных образцов ВВТ для ВДВ обязательно необходимо проводить в комплексных научно-исследовательских работах, типа ранее выполняемых НИР «Купол».

IV.    Заключение.
Таким образом, необходимо признать, что если оценивать Воздушно-десантные войска в качестве обязательного резерва Верховного Главнокомандования и Генерального штаба ВС РФ, то их необходимо целенаправленно и повседневно готовить к применению с учетом их главной специфики, т.е. к ведению боевых действий в тылу противника или в оперативно-стратегическом удалении от основных сил армии и флота районах нашей страны. Т.е., ВДВ необходимо готовить с учетом всего сложнейшего комплекса мероприятий по подготовке, десантированию парашютным или смешанным способом на самолетах военно-транспортной авиации и ведению специфических боевых действий.
Воздушно-десантные войска необходимо применять там и тогда, где и когда необходимо в кратчайшие сроки, оперативно решать задачи, которые входят в компетенцию стратегического командования Вооруженных Сил РФ. И именно в этом будет ярко выражена суть и сущность реальной специфики применения ВДВ в современной вооруженной борьбе.


Полковник в отставке,
кандидат военных наук
профессор Академии военных наук
Виктор Глебович Рачеев
                                                                                 

 


Литература:
1.    Федеральный Закон РФ от марта 2006г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму».
2.    Указ Президента РФ  Д.А. Медведева от 12.05.2011г.
3.    Н.Е. Макаров Выступление на общем собрании Академии военных наук 23.03.2011г.
4.    М.А. Гареев «Безопасность России – 2011».
5.    Компьютерные материалы по существу рассматриваемой проблемы.
105064, Москва, а/я 360 Телефон: (495) 662-67-67 / Факс:(495) 662-67-68
E-mail: info@naukaxxi.ru